News

  • 13/26 ноября – память Святителя Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского

    25 November 2020

    Иоанн Златоуст (ок. 347 — 14 сентября 407) — архиепископ Константинопольский, почитается как один из трёх Вселенских святителей и учителей вместе со святителями Василием Великим и Григорием Богословом. Святитель родился в Антиохии около 347, в семье военачальника. Его отец, Секунд, умер вскоре после рождения сына; мать, Анфуса, не стала более выходить замуж и отдала все силы воспитанию Иоанна. Юноша учился у лучших философов и риторов, рано обратился к углублённому изучению Священного Писания и молитвенному созерцанию. Святитель Мелетий Антиохийский наставил его в вере, и в 367 году крестил. Через три года святой Иоанн был поставлен во чтеца. После того, как святитель Мелетий был отправлен в ссылку императором Валентом в 372 году, святой Иоанн совместно с Феодором Мопсуестийским учился в местной Богословской школе у опытных наставников подвижнической жизни, пресвитеров Флавиана и Диодора Тарсийского. Когда скончалась мать святого Иоанна, он принял иночество. Вскоре святого Иоанна сочли достойным кандидатом для занятия епископской кафедры. Однако, он из смирения уклонился от архиерейского сана. В это время святой Иоанн написал «Шесть слов о священстве», великое творение православного пастырского Богословия. Четыре года провёл святой в трудах пустынножительства, написав «Против вооружающихся на ищущих монашества» и «Сравнение власти, богатства и преимуществ царских с истинным и христианским любомудрием монашеской жизни». Два года святой соблюдал полное безмолвие, находясь в уединённой пещере. Для восстановления здоровья святой Иоанн должен был возвратиться в Антиохию. В 381 году епископ Мелетий Антиохийский посвятил его во диакона. Последующие годы были посвящены созданию новых Богословских творений: «О провидении», «Книга о девстве», «К молодой вдове» (два слова), «Книга о святом Вавиле и против Юлиана и язычников». В 386 году святой Иоанн был рукоположен во пресвитера. На него возложили обязанность проповедовать Слово Божие. Святой Иоанн оказался блестящим проповедником, и за редкий дар Боговдохновенного слова получил от паствы наименование «Златоуст». Двенадцать лет святой, при стечении народа, обычно дважды в неделю, а иногда ежедневно, проповедовал в храме, потрясая сердца слушателей. В этот период он написал толкования на многие книги Священного Писания и множество бесед на отдельные библейские тексты, а также поучения на праздники, в похвалу святых и слова апологетические. Слава замечательного пастыря и проповедника росла. В 397 году, после кончины Константинопольского патриарха, архиепископа Нектария, святой Иоанн Златоуст был вызван из Антиохии для поставления на Константинопольскую кафедру в качестве патриарха. Он начал с главного — с духовного совершенствования священства. И здесь лучшим примером был он сам. Средства, которые предназначались для архиепископа, святой обратил на содержание нескольких больниц и двух гостиниц для паломников. Много трудов положил святитель на устроение благолепного Богослужения: составил чин Литургии, ввёл антифонное пение за всенощным бдением, написал несколько молитв чина елеосвящения. Распущенность столичных нравов, особенно императорского двора, нашла в лице святителя нелицеприятного обличителя. Когда императрица Евдоксия, жена императора Аркадия (395—408), распорядилась о конфискации собственности у вдовы и детей опального вельможи, святой встал на их защиту. Гордая императрица не уступила и затаила гнев на архипастыря. Ненависть Евдоксии к святителю разгорелась с новой силой, когда недоброжелатели сказали ей, будто святитель в своём поучении о суетных женщинах имел в виду её. Суд, составленный из иерархов, обличаемых ранее Златоустом, постановил низложить святого Иоанна и за оскорбление императрицы предать казни. Император Аркадий заменил казнь изгнанием. Той же ночью в Константинополе произошло землетрясение. Испуганная Евдоксия просила императора срочно вернуть Иоанна и немедля послала письмо изгнанному пастырю, умоляя его вернуться. Но уже через два месяца новый донос пробудил гнев Евдоксии. В марте 404 года состоялся собор, постановивший изгнать святого Иоанна. По удалении его из столицы, пожар обратил в пепел здание сената, последовали опустошительные набеги варваров, а в октябре 404 года умерла Евдоксия. Даже язычники видели в этих событиях Небесное наказание за неправедное осуждение угодника Божия. Находясь в Армении, Святитель Иоанн старался укрепить своих духовных чад. В многочисленных письмах (их сохранилось 245) епископам Азии, Африки, Европы и своим друзьям в Константинополе, он утешал страдающих, наставлял и поддерживал своих приверженцев. Зимой 406 года святой был болезнью прикован к постели. Но враги его не унимались. Из столицы пришёл приказ перевести его в глухой Питнус (Пицунду, в Абхазии). Истощённый болезнями Святитель, в сопровождении конвоя, три месяца в дождь и зной совершал свой последний переход. В Команах силы оставили его. Причастившись Святых Таин, вселенский Святитель со словами «Слава Богу за все!» отошёл ко Господу 14 сентября 407 года. Святой Иоанн Златоуст был погребён в Команах. В 438 году по инициативе святого Прокла, Патриарха Константинопольского, мощи Святителя были перенесены в столицу. По преданию, во время этого события народ возгласил единым голосом: “Прими престол свой, отче!”, а уста Святителя, лежащего в гробу нетленным, отверзлись, и он возгласил “Мир всем!”

     

  • ЮБИЛЕЙНОЕ ПОСЛАНИЕ
    Высокопреосвященнейшего Илариона,
    митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского,
    Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви

    20 November 2020

    Преосвященные собратья-архипастыри, всечестные отцы,

    возлюбленные о Господе братья и сестры!

    Сердечно приветствую вас с 725-летием явления чудотворного образа Божией Матери «Знамение» Коренно-Курского и 100-летием основания Высшего Церковного Управления за границей, преобразованного потом в Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви. Не празднуем мы события, разрушившие все устои дореволюционной России и крайне тяжело отразившиеся на нашей дорогой Матери – Поместной Русской Православной Церкви, толкнув ее, вместе со всей страной, на путь великих страданий, репрессий, мученичества и исповедничества. Нет, мы возносим благодарность Богу, Сохранившему нас под сенью родной Веры Православной, в уставах славной Церкви Русской. Мы преклоняемся перед памятью подвижников, бережно сохранявших и приумножавших русское церковное достояние за границей, поддерживавших духовное горение в рассеянном народе нашем, развивавших его таланты в сложных заграничных условиях. Благодаря милости Божией, выразившейся в жертвенных трудах наших предшественников, чада Русской Православной Церкви, разбросанные среди разных народов, не растворились в чужой массе, как растворяются брызги и капли воды в океане. Слава Богу, что они не исчезли, а сохранили Святое Православие и через него нашу культурно-историческую традицию!

     

    «Наше духовное единство со Святой Русской Церковью – говорит святитель Иоанн, архиепископ Шанхайский, Сан-Францисский чудотворец – неразрывно. Никому не могут быть болезненны страдания Русской Церкви, ее попранные святыни, как нам, сынам Русской Церкви. С ней связывают нас единство Богом данных дарований, имена святых, нам близких и понятных по образу своей жизни, своего подвига, языку и деятельности: то родные нам угодники Божии. Духовно Русская Церковь неразделима: она всегда одна и та же Русская Церковь, где бы мы ни были. Наше церковное единство помогает русским людям оставаться русскими, не терять своего народного характера, не обезличиваться среди иных народов, не утрачивать своих дарований, не изменять своему пути и призванию… В нашем рассеянии по всему миру, мы не подчиняемся местным Церквам не потому, что относимся к ним враждебно, а потому, что бережем Святую Русскую Церковь и свойства русской души» (из слова о значении Русской Зарубежной Церкви архиепископа Брюссельского и Западно-Европейского Иоанна при открытии епархиального собрания в 1951 году).

     

    Помимо сохранения особенностей духа нашего народа, красоты лица Русской Церкви и внутренней миссии среди ее чад, наши предшественники щедро делились духовным богатством Святой Руси среди местных жителей стран своего пребывания, о чем свидетельствуют многочисленные граждане стран Европы, Северной и Южной Америки, Австралии и Новой Зеландии, нашедшие истину в Православии.

     

    К сожалению, нынешний юбилейный год, не говоря уже о Великом посте и Пасхе Христовой, был омрачен всеобщим карантином, связанным с коронавирусом. Помню, во время самых тяжелых дней губительного поветрия, один из врачей-прихожан писал нашему священнослужителю: «Эта пандемия должна заставить нас обо многом задуматься. Это сигнал нам Свыше, чтобы мы начали заботиться о главном». А главное в настоящем испытании – это следование царскому пути в жизни, во взаимоотношениях с ближними и в нашем служении Церкви, избегая паники с одной стороны и безответственного поведения – с другой, при этом вверяя себя и других воле Божией, всеблагой и спасительной. Это – бережное и уважительное отношение друг ко другу, это – забота о сохранении единства церковной общины, чтобы выйти из сего испытания КРЕПКОЙ и ДРУЖНОЙ приходской семьей, следуя словам Блаженного Августина: «В главном – единство, во второстепенном – свобода, и во всем – любовь».

     

    Помимо карантинных мер, оказавших влияние на все сферы нашей жизни, происходят различные политические процессы, отвлекающие нас от главного. Сегодня очень легко запутаться, пойти не по тому пути, по которому призван идти христианин, и ошибочно принять ложь за правду. Чувствуется разделение во всем мире. Отчасти это происходит потому, что вера перестала быть на первом месте в жизни. Оскудели не только христианские добродетели терпения, смирения и любви, но и основные правила приличия.

     

    Мы должны помнить, что только добро и искреннее желание помочь ближним – это то основание, на котором можно построить что-то хорошее и благоразумное в нашем обществе. Все остальное обязательно разрушится. Смысл в жизни появляется тогда, когда в ней есть вера в Бога и стремление к Нему, идеалы и ценности, о которых свидетельствует Евангелие Христово. Этому необходимо учиться независимо от того, где мы живем и каких мы взглядов придерживаемся. Мы должны прежде всего хотя бы стараться быть и оставаться честными и порядочными людьми, относиться к ближним благожелательно и по-человечески, чтобы, глядя на нас, православных, никому не было стыдно называть нас своими друзьями. Это наш духовно-нравственный минимум.

     

    Несмотря на лютую годину для всего мира, мы не унываем и продолжаем слышать ясный и определенный призыв к подвигу наших предшественников, наипаче же нашей ПУТЕВОДИТЕЛЬНИЦЫ, указывающей нам в Курской иконе Своей пути нашего скромного служения в современном мире. Ея же заступничеством и молитвами, да поможет нам Бог преодолеть постигшие нас испытания, чтобы, выходя из них, мы получили укрепление и назидание. Дай Бог, чтобы намеченные празднования и памятные мероприятия удалось благополучно перенести на грядущий год, приурочив их к столетию I Всезарубежного Собора (1921) и сорокалетию прославления новомучеников и исповедников (1981). Дай Бог, чтобы глядя на нас, православных, вместо ненависти и вражды, в сердцах людей поселились тепло и желание жить по-христиански и совершенствоваться в добродетелях, чего сердечно желаю и всем нам в нынешнем юбилейном году!

     

    Испрашивая святых молитв, остаюсь нашей Святой Церкви первый послушник и всегдашний благожелатель,

     

    + ИЛАРИОН,

    Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский,

    Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви.

     

    Ноябрь 2020 года

     

     

     

  • October 22/November 4 – Icon of the Mother of God of Kazan.

    3 November 2020

    We apologize: this material is unavailable in English at this time.

  • 19 октября/1 ноября – Праведного Иоанна
    Кронштадтского Чудотворца

    31 October 2020

    Господи! Даруй мне сердце простое, незлобивое,
    открытое, верующее, любящее, щедрое,
    достойное вместилище Тебя Всеблагого!
    Святой праведный Иоанн Кронштадтский

    В трудное, исполненное соблазнов время Господь  даровал России великого молитвенника — отца Иоанна Кронштадтского. Он ясно видел надвигающееся зло безбожия и перед смертью (1908 г.) молился: «О, Господи, спаси народ русский, Церковь Православную, в России — погибают! Всюду разврат, всюду неверие, богохульство, безначалие! Господи, все в Твоих руках. Ты — Вседержитель!» Будучи приходским священником, живя в миру, он поднялся на такую духовную высоту, на которую восходили лишь долгими годами иноческого делания.
    Родиной великого пастыря было с. Сура в Архангельской губернии, где по словам самого отца Иоанна «три с половиной столетия приемственно в разное время священствовали иереи из рода Сергиевых». Родился Ваня Сергиев в 1829 году настолько слабым, что был сразу же крещен. С малых лет любил посещать храм, ночью вставал на молитву. Окончив Санкт-Петербургскую Духовную Академию, отец Иоанн был определен священником в Андреевский собор г. Кронштадта. Со своей супругой, Елизаветой Константиновной, он прожил полвека; жили они как брат с сестрой и все свои усилия направили на воспитание своей осиротевшей племянницы и служение Богу.
    Стараниями отца Иоанна в Кронштадте были открыты Дом трудолюбия и при нем два училища, лечебница, приют для бездомных, различные мастерские, дававшие неимущим заработок, столовая. Но главное попечение было о душах людей. В Кронштадт к отцу Иоанну со всей страны приезжали богомольцы. Иногда он исповедовал по 12 часов и причащал тысячи людей в течение 3-4 часов непрерывно. Уже в начале своего священства он опытно познал благодатную, животворящую силу таинства Евхаристии. Человек, не причащающийся Тела и Крови Христовых, не в силах противостоять яду греха и постепенно духовно умирает. Отец Иоанн каждый день в течение более чем полувекового служения совершал Божественную Литургию и приобщался Святых Таин.

    Праведная жизнь и духовные подвиги снискали отцу Иоанну Кронштадтскому благодать творить чудеса. Первый случай, открывший людям великую силу его молитвы, произошел в 1880 году. Один сановник в Петербурге пригласил отца Иоанна помолиться о нем. Он уже два года не вставал с постели. Помолившись, отец Иоанн сказал больному: «Встань, и помолимся вместе!» И больной встал. На глазах у родителей молитва отца Иоанна подняла с постели парализованную 13-летнюю княжну Барятинскую.

    Молитва батюшки помогала не только верующим больным, но и тем, кто не верил в Христа. После таких чудес многие приходили к вере. Однажды один молодой еврей, жена которого, по молитвам отца Иоанна, справилась с тяжелой болезнью, решил креститься вместе с супругой. Когда же отец Иоанн узнал, что этот человек верит не в Воскресшего Христа Спасителя, а в святые молитвы батюшки, он отказался крестить неуверовавших. Посоветовал им читать Евангелие и креститься, когда придет вера.
    Замечателен еще один чудесный случай, описанный человеком, ехавшим с батюшкой на пароходе по Северной Двине. Пароход причалил у одного маленького села. Из толпы встречающего народа вышел церковный староста и просил отца Иоанна помолиться. Уже больше месяца в округе не было дождя. Стояла засуха. Горела тундра и опасность угрожала селу. «Никто, как Бог!» — сказал отец Иоанн и отправился в сельскую церковь. По окончании службы народ стал выходить из храма. И вдруг описатель этого случая увидел восторженные лица. Матери поднимали детей на руки и показывали им на горизонт. Все истово крестились. У многих на глазах были слезы. Обернувшись, очевидец понял, в чем дело. К селу приближались черные грозовые тучи. Загромыхал гром. Люди не верили своим глазам. Они бросались в воду, чтобы прикоснуться к пароходу, на котором приехал отец Иоанн. Он же, улыбаясь и благословляя народ, повторял: «Никто, как Бог!»

    Надо только представить себе, как проходил день у о. Иоанна, чтобы понять и прочувствовать всю тяжесть и величие этого его беспримерного подвига. Вставал о. Иоанн ежедневно в 3 часа ночи и готовился к служению Божественной литургии. Около 4 часов он отправлялся в собор к утрени. Здесь его уже встречали толпы паломников, жаждавших получить от него хотя бы благословение. Тут же было и множество нищих, которым о. Иоанн раздавал милостыню. Заутреней о. Иоанн непременно сам всегда читал канон, придавая этому чтению большое значение. Перед началом литургии была исповедь. Исповедь, из-за громадного количества желавших исповедываться у о. Иоанна, была им введена, по необходимости, общая. Производила она – эта общая исповедь – на всех участников и очевидцев потрясающее впечатление: многие каялись вслух, громко выкрикивая, не стыдясь и не стесняясь, свои грехи. Андреевский собор, вмещавший до 5.000 чел., всегда бывал полон, а потому очень долго шло причащение и литургия раньше 12 час. дня не оканчивалась. По свидетельству очевидцев и сослуживших о. Иоанну, совершение о. Иоанном Божественной литургии не поддается описанию. Ласковый взор, то умилительный, то скорбный, в лице сияние благорасположенного духа, молитвенные вздохи, источники слез, источаемых внутренне, порывистые движения, огонь благодати священнической, проникающий его мощные возгласы, пламенная молитва – вот некоторые черты о. Иоанна при богослужении. Служба о. Иоанна представляла собою непрерывный горячий молитвенный порыв к Богу. Во время службы он был воистину посредником между Богом и людьми, ходатаем за грехи их, был живым звеном, соединявшим Церковь земную, за которую он предстательствовал, и Церковь небесную, среди членов которой он витал в те минуты духом. Чтение о. Иоанна на клиросе – это было не простое чтение, а живая восторженная беседа с Богом и Его святыми: читал он громко, отчетливо, проникновенно, и голос его проникал в самую душу молящихся. А за Божественной литургией все возгласы и молитвы произносились им так, как будто своими просветленными очами лицом к лицу видел он пред собою Господа и разговаривал с Ним. Слезы умиления лились из его глаз, но он не замечал их. Видно было, что о. Иоанн во время Божественной литургии переживал всю историю нашего спасения, чувствовал глубоко и сильно всю любовь к нам Господа, чувствовал Его страдания. Такое служение необычайно действовало на всех присутствующих. Не все шли к нему с твердой верой: некоторые с сомнением, другие с недоверием, а третьи из любопытства. Но здесь все перерождались и чувствовали, как лед сомнения и неверия постепенно таял и заменялся теплотою веры. Причащающихся после общей исповеди бывало всегда так много, что на святом престоле стояло иногда несколько больших чаш, из которых несколько священников приобщали верующих одновременно. И такое причащение продолжалось нередко более двух часов.

    Во время службы письма и телеграммы приносились о. Иоанну прямо в алтарь, и он тут же прочитывал их и молился о тех, кого просили его помянуть.

    После службы, сопровождаемый тысячами верующих, о. Иоанн выходил из собора и отправлялся в Петербург по бесчисленным вызовам к больным. И редко когда возвращался домой ранее полуночи. Надо полагать, что многие ночи он совсем не имел времени спать.

    Так жить и трудиться можно было, конечно, только при наличии сверхъестественной благодатной помощи Божией!

    Но и самая слава о. Иоанна была его величайшим подвигом, тяжким трудом. Подумать только, что ведь всюду, где бы он ни показался, около него мгновенно вырастала толпа жаждавших хотя бы лишь прикоснуться к чудотворцу. Почитатели его бросались даже за быстро мчавшейся каретой, хватая ее за колеса с опасностью быть изувеченными.

    По желанию верующих о. Иоанну приходилось предпринимать поездки в разные города России. Эти поездки были настоящим триумфом смиренного Христова служителя. Стечение народа определялось десятками тысяч, и все бывали объяты чувствами сердечной веры и благоговения, страхом Божиим и жаждою получить целительное благословение. Во время проезда о. Иоанна на пароходе толпы народа бежали по берегу, многие при приближении парохода становились на колени. В имении “Рыжовка”, около Харькова, где поместили о. Иоанна, уничтожены были многотысячной толпой трава, цветы, клумбы. Тысячи народа проводили дни и ночи лагерем около этого имения. Харьковский собор во время служения о. Иоанна 15 июля 1890 года не мог вместить молящихся. Не только весь собор, но и площадь около собора не вместила народа, который наполнял даже все прилегающие улицы. В самом соборе певчие принуждены были поместиться в алтаре. Железные решетки оказались всюду сломанными от давки. 20 июля о. Иоанн совершал молебен на Соборной площади – народу было более 60.000. Точно такие же сцены происходили в поволжских городах: в Самаре, Саратове, Казани, Нижнем Новгороде.

    О. Иоанн находился в царском дворце в Ливадии при последних днях жизни Императора Александра III, и самая кончина Государя последовала в его присутствии. Больной Государь встретил о. Иоанна словами: “Я не смел пригласить вас сам. Благодарю, что вы прибыли. Прошу молиться за меня. Я очень недомогаю”… Это было 12 октября 1894 года. После совместной коленопреклонной молитвы Государя наедине с о. Иоанном последовало значительное улучшение здоровья больного и явились надежды на его полное выздоровление. Так продолжалось пять дней; 17 октября началось снова ухудшение. Умирая, по принятии Св. Таин и таинства елеосвящения, Государь просил о. Иоанна возложить свои руки на его голову, говоря ему: “Когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете, очень страдаю – не отнимайте их”. О. Иоанн так и продолжал держать свои руки на главе умирающего Царя, пока Царь не предал душу свою Богу.

    Достигнув высокой степени молитвенного созерцания и бесстрастия, о. Иоанн спокойно принимал богатые одежды, преподносимые ему его почитателями, и облачался в них. Это ему даже и нужно было для прикрытия своих подвигов. Полученные же пожертвования раздавал все, до последней копейки. Так, например, получив однажды при громадном стечении народа пакет из рук купца, о. Иоанн тотчас же передал его в протянутую руку бедняка, не вскрывая даже пакета. Купец взволновался: “Батюшка, да там тысяча рублей!” – “Его счастие”, – спокойно ответил о. Иоанн. Иногда, однако, он отказывался принимать от некоторых лиц пожертвования. Известен случай, когда он не принял от одной богатой дамы 30.000 рублей. В этом случае проявилась прозорливость о. Иоанна, ибо эта дама получила эти деньги нечистым путем, в чем после и покаялась.

    Был о. Иоанн и замечательным проповедником, причем говорил он весьма просто и чаще всего без особой подготовки – экспромтом. Он не искал красивых слов и оригинальных выражений, но проповеди его отличались необыкновенной силой и глубиной мысли, а вместе с тем и исключительной богословской ученостью, при всей своей доступности для понимания даже простыми людьми. В каждом слове его чувствовалась какая-то особенная сила, как отражение силы его собственного духа.

    Несмотря на всю свою необыкновенную занятость, о. Иоанн находил, однако, время вести как бы духовный дневник, записывая ежедневно свои мысли, приходившие ему во время молитвы и созерцания, в результате “благодатного озарения души, которого удостаивался он от всепросвещающего Духа Божия”. Эти мысли составили собою целую замечательную книгу, изданную под заглавием: “Моя жизнь во Христе”. Книга эта представляет собою подлинное духовное сокровище и может быть поставлена наравне с вдохновенными творениями древних великих отцов Церкви и подвижников христианского благочестия. В полном собрании сочинений о. Иоанна издания 1893 г. “Моя жизнь во Христе” занимает 3 тома в 1000 с лишком страниц. Это – совершенно своеобразный дневник, в котором мы находим необыкновенно поучительное для каждого читателя отражение духовной жизни автора. Книга эта на вечные времена останется ярким свидетельством того, как жил наш великий праведник и как должно жить всем тем, кто хотят не только называться, но и в действительности быть христианами.

    Замечательным памятником святой личности о. Иоанна и не исчерпаемым материалом для назидания являются также три тома его проповедей, содержащие общим счетом до 1800 страниц. Впоследствии накопилось еще очень много отдельных сочинений о. Иоанна, издававшихся отдельными книжками в огромном количестве. Все эти слова и поучения о. Иоанна – подлинное веяние Св. Духа, раскрывающее нам неисследимые глубины Премудрости Божией. В них поражает дивное своеобразие во всем: в изложении, в мысли, в чувстве. Каждое слово – от сердца, полно веры и огня, в мыслях – изумительная глубина и мудрость, во всем поразительная простота и ясность. Нет ни одного лишнего слова, нет “красивых фраз”. Их нельзя только “прочитать” – их надо всегда перечитывать, и всегда найдешь в них что-то новое, живое, святое.

    “Моя жизнь во Христе” уже вскоре после своего выхода в свет настолько привлекла к себе всеобщее внимание, что была переведена на несколько иностранных языков, а у англиканских священников сделалась даже любимейшей настольной книгой.

    Основная мысль всех письменных творений о. Иоанна – необходимость истинной горячей веры в Бога и жизни по вере, в непрестанной борьбе со страстьми и похотьми, преданность вере и Церкви Православной как единой спасающей.

    В отношении к нашей Родине – России о. Иоанн явил собою образ грозного пророка Божия, проповедующего истину, обличающего ложь, призывающего к покаянию и предрекающего близкую кару Божию за грехи и за богоотступничество. Будучи сам образом кротости и смирения, любви к каждому человеку, независимо от национальности и вероисповедания, о. Иоанн с великим негодованием относился ко всем тем безбожным, материалистическим и вольнодумным либеральным течениям, которые подрывали веру русского народа и подкапывали тысячелетний государственный строй России.

    “Научись, Россия, веровать в правящего судьбами мира Бога Вседержителя и учись у твоих святых предков вере, мудрости и мужеству… Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант православной веры… Восстань же, русский человек!.. Кто вас научил непокорности и мятежам бессмысленным, коих не было прежде в России… Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу – и вам и России”. И грозно прорекает: “Царство Русское колеблется, шатается, близко к падению”. “Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония”. “Бедное отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов”.

    Последующие события показали, насколько был прав в своих грозных предостережениях и пророческих предвидениях великий праведник земли русской.

    К тяжелому подвигу служения людям в последние годы жизни о. Иоанна присоединился мучительный личный недуг: болезнь, которую он кротко и терпеливо переносил, никому никогда не жалуясь. Решительно отверг он предписания знаменитых врачей, пользовавших его, – поддерживать свои силы скоромной пищей. Вот его слова: “Благодарю Господа моего за ниспосланные мне страдания для предочищения моей грешной души. Оживляет – Святое Причастие”. И он приобщался по-прежнему каждый день.

    10 декабря 1908 года, собрав остаток своих сил, о. Иоанн в последний раз сам совершил Божественную литургию в Кронштадтском Андреевском соборе. Вероятно, отец Иоанн имел откровение о дне своей кончины. Последние дни своей жизни он был в забытьи. 18 декабря, придя в сознание, он спросил, какое число и, получив ответ, сказал: «Ну хорошо, значит еще два дня». Утром 20 декабря 1908 года душа его отошла ко Господу. Император Николай II выразил свою скорбь по поводу кончины великого пастыря, молитвенника и чудотворца в специальном рескрипте: «Неисповедимому Промыслу Божию было угодно, чтобы угас светильник Церкви Христовой и молитвенник Земли Русской, всенародно чтимый пастырь и праведник, отец Иоанн Кронштадтский».

    В погребении о. Иоанна участвовали и присутствовали десятки тысяч людей, а у гробницы его и тогда и в последующее время совершалось немало чудес. Необычайные то были похороны! На всем пространстве от Кронштадта до Ораниенбаума и от Балтийского вокзала в Петербурге до Иоанновского монастыря на Карповке стояли огромные толпы плачущего народа. Такого количества людей не было до того времени ни на одних похоронах – это был случай в России совершенно беспримерный. Похоронное шествие сопровождалось войсками со знаменами, военные исполняли “Коль славен”, по всей дороге через весь город стояли войска шпалерами. Чин отпевания совершал С.-Петербургский Митрополит Антоний во главе сонма епископов и многочисленного духовенства. Лобызавшие руку покойного свидетельствуют, что рука оставалась не холодной, не окоченевшей. Заупокойные службы сопровождались общими рыданиями людей, чувствовавших себя осиротевшими. Слышались возгласы: “Закатилось наше солнышко! На кого покинул нас, отец родной? Кто придет теперь на помощь нам, сирым, немощным?” Но в отпевании не было ничего скорбного: оно напоминало собою скорее светлую пасхальную заутреню, и чем дальше шла служба, тем это праздничное настроение у молящихся все росло и увеличивалось. Чувствовалось, что из гроба исходит какая-то благодатная сила и наполняет сердца присутствующих какою-то неземною радостью. Для всех ясно было, что во гробе лежит святой, праведник, и дух его незримо носится в храме, объемля своею любовью и ласкою всех собравшихся отдать ему последний долг.

    Похоронили о. Иоанна в церкви-усыпальнице, специально устроенной для него в подвальном этаже сооруженного им монастыря на Карповке. Вся церковка эта замечательно красиво облицована белым мрамором; иконостас и гробница – тоже из белого мрамора. На гробнице (с правой стороны храма) лежит Св. Евангелие и резная митра, под которой горит неугасаемый розовый светильник. Множество дорогих художественно исполненных лампад постоянно теплятся над гробницей. Море света от тысяч свечей, возжигаемых богомольцами, заливает этот дивный сияющий храм.

  • 18/31 октября – Апостола и Евангелиста Луки

    30 October 2020

    
    
    
    

    Евангелист Лука был родом из сирийского города Антиохии и с юных лет посвятил себя науке. Изучив вполне иудейский закон, он научился также искусству врачевания и познакомился с греческой философией, прекрасно знал греческий и египетский языки. Из Антиохии Лука пришел в Иерусалим в то самое время, когда Господь сеял там семена божественной истины. Лука сподобился увидеть и услышать Спасителя. Семя евангельского учения пало на сердце Луки, по выражению евангельской притчи, как на добрую землю, и принесло плод сторичный. Принадлежа к лику семидесяти апостолов, избранных Самим Господом, Лука ходил пред лицем Христа, своею проповедью уготовляя путь Ему и уверяя людей, что пришел в мир давно ожидаемый Мессия. Во время спасительных страданий Господа, когда поражен был Пастырь и рассеялись овцы стада Его, отторглись от Христа многие избранные Им ученики – Лука же пребыл верным и скорбел душою об Учителе.

    За эти сердечные слезы Иисус даровал Луке неописанную радость, о чем сам апостол рассказывает в Евангелии, не называя себя по имени. В день Воскресения Христова Лука с другим апостолом, Клеопою, шли в селение Еммаус, близ Иерусалима. В это время приблизился к ним Сам Воскресший Иисус. Но глаза их были удержаны, и они не узнали Его. Господь спросил, о чем они рассуждают и отчего так печальны. Лука и Клеопа с душевной тоскою рассказали о вольных страданиях и крестной смерти возлюбленного Учителя. «А мы надеялись было, – продолжали они, – что Он есть Тот, который должен избавить Израиля… Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба, и не нашли тела Его, и, придя, сказывали, что они видели и явление ангелов, которые говорят, что Он жив».

    Тогда Господь ответил: «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем в Писании. Идя и беседуя с Господом, Лука из собственных уст Его почерпнул глубину неизреченной премудрости, и, как добрый ученик Христов, научился тайнам Божиим и тем впоследствии обратил многие народы в веру Христову. Но в то время апостол еще не узнал божественного Спутника.

    И лишь когда Христос, возлежа с Лукой и Клеопой за вечерней трапезой, взяв хлеб, благословил, преломил и подал, тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Иисус стал невидим. Тут пламень божественной любви, сокрытый доселе в сердце Луки, обнаружился словами: «Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге, и когда изъяснял нам Писание?» И, встав в тот же час, Лука и Клеопа возвратились в Иерусалим и рассказали одиннадцати апостолам о явлении им на пути воскресшего Господа. Во время этого рассказа в горнице, где они собрались, явился сам Христос и преподал всем мир и наставление (Лк. 24:13-49).

    По вознесении Христа на небо Лука приял с прочими апостолами Святаго Духа, нисшедшего в огненных языках. Когда же, по убиении первомученика Стефана, настало гонение на христиан, и апостолы, кроме некоторых, оставили Иерусалим, чтобы проповедовать Евангелие в других странах, то и Лука отправился на свою родину, в Антиохию. По дороге он проходил с проповедью город Севастию, где находились нетленные мощи Иоанна Предтечи и Крестителя Господня. Апостол хотел было взять их с собою, но тамошние христиане, усердно почитая Крестителя, не позволили. Тогда Лука взял от мощей только правую руку, под которою некогда преклонил главу свою Христос, приемля крещение от Иоанна. С этим безценным сокровищем Лука прибыл на родину, к великой радости тамошних христиан.

    В Антиохии Лука вступил в число сотрудников апостола Павла и сделался участником в трудах и страданиях его. Он с Павлом проповедовал имя Христово не только иудеям, но и язычникам, и был в Риме, как это видно из книги Деяний апостольских. Апостол Павел очень любил Луку и в своих посланиях называл его братом, возлюбленным врачом. И Лука любил всем сердцем Павла и почитал как учителя и отца. Один из всех учеников первоверховного апостола, он был с ним во время предсмертного заключения его в темнице, о чем писал оттуда Павел к Тимофею: «Я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало. Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век, и пошел в Фессалонику, Крискент в Галатию, Тит в Далматию; один Лука со мною». (2 Тим. 4:6-10). Быть может, Лука своим врачебным искусством облегчал болезни узника, страдавшего, как говорит предание, головной болью, слабостью зрения и другими телесными недугами.

    После страдальческой кончины первоверховного апостола Павла Лука проповедовал слово Божие в Италии, Далматии, Галлии и Греции. Уже в глубокой старости апостол Лука, принявший в продолжение своей жизни многие страдания за имя Христово, посетил Ливию, прошел ее всю и прибыл в Египет. Здесь он умножил паству Христову, обращая язычников в святую веру.

    Возвратясь из Египта, Лука проповедовал Евангелие в греческом городе Фивах, устроил там церкви, поставил иереев и диаконов, и, излечив многих как от телесных, так и душевных болезней, наконец принял в этом городе мученический венец от идолопоклонников. За неимением креста, его повесили на оливковом дереве. Так окончил жизнь свою апостол и евангелист Лука, в возрасте восьмидесяти четырех лет.

    Святой Лука был погребен в Фивах, и Господь, прославляя и по смерти своего апостола и евангелиста, в ознаменование его врачебного искусства ниспосылал дождем на место, где упокоилось тело его, целительный каллурий – лекарственную примочку от глазной болезни. При гробе Луки, по молитвам угодника Божия, верующие получали исцеления и от многих других болезней.

    Во второй половине IV века греческий император Констанций, сын Константина Великого, услыхав о целебных мощах апостола Луки, послал за ними своего воеводу. Святые мощи были с великой честью перенесены из Фив в Константинополь. И произошло чудо. Один из царских постельничих, Анатолий, лежавший много лет на одре болезни, услышав, что в город вносятся мощи апостола Луки, усердно помолился святому и велел нести себя к нему. Едва лишь он, поклонившись с верою, прикоснулся ковчега со святыней, как мгновенно получил исцеление и вместе с другими понес мощи в церковь, сооруженную во имя святых апостолов.

    Апостол Лука носит имя евангелиста, потому что им написано в Риме, по вдохновению от Духа Святаго, Евангелие, заключающее в себе все подробности земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. Апостол передал нам в Евангелии не только виденное и слышанное им самим, но и то, что видели и слышали другие, ранее последовавшие за Христом, иже, и сперва самовидцы…

    Свое Евангелие Лука начинает повествованием о служении отца Иоанна Предтечи, святого Захарии, одного из ветхозаветных священников, которые обязаны были приносить в жертву Богу, между прочими приношениями, и тельцов. Поэтому-то обыкновенно на иконах при евангелисте Луке изображается телец.

    Апостол Лука написал и книгу Деяний апостольских, в которой подробно изобразил сошествие Святаго Духа на апостолов, их труды и чудеса, распространение Евангелия среди неверующих чрез проповедь апостольскую и устройство первоначальной церкви Христовой на земле, в особенности же подробно поведал о жизни и деяниях апостола Павла.

    Предание говорит, что евангелист Лука первый в мире написал образ Божией Матери, держащей на руках Предвечного Младенца, а затем еще две иконы Пресвятой Богородицы и, желая узнать, угодно ли это Богоматери, принес их Ей. Богородица, увидав образ свой, изрекла пречистыми устами: «Благодать Родившегося от Меня и Моя да будет с сими иконами». Евангелист Лука, рассказывает то же предание, написал на досках и образы святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Таким образом, от апостола и евангелиста Луки, началось иконописание в мире.

    В середине XII века одна из икон Божией Матери, приписываемых апостолу Луке, была доставлена из Константинополя, где прежде хранилась, в Киев. Отсюда она вскоре была перевезена во Владимир, а в 1395 году, при нашествии Тамерлана, торжественно перенесена в Москву, после чего Тамерлан оставил намерение овладеть столицей и ушел из России. Чудотворная Владимирская икона Богоматери была поставлена в Москве в Успенском соборе.

  • October 10/23 – Synaxis of the Venerable Fathers of Optina.

    22 October 2020

    “В Оптину за опытом”, – говорили раньше в народе о паломничествах в эту обитель Калужской губернии. Советы, исходящие из благодатного опыта духовной, да и практической жизни оптинских старцев, получали люди разных званий, в том числе и великие русские писатели, общественные деятели. Монастырь в XIX-XX веках возрастил лествицу старчества, которая возводила целые поколения русских людей в Царство Небесное. Старцы Лев, Макарий, Моисей, Антоний, Иларион, Амвросий, Иосиф, Анатолий (Старший) и Анатолий (Младший), Варсонофий, Нектарий, Исаакий (Старший) и Исаакий (Младший), Никон были целителями, прозорливцами, утешителями, обличителями.
                 “Широкие затеи молодого поколения о великой деятельности на пользу всего человечества похожи на то, как если бы кто, не кончив курса гимназии, много мечтал о себе, что он мог бы быть профессором в университете … Надо уклониться от зла, а потом уже заботиться о пользе ближних”, – писал в конце XIX столетия старец Амвросий. Эти слова, как и почти все, сказанное и написанное им и другими оптинскими старцами, звучат удивительно своевременно в наши дни. Они учили жить не по страстям, а по заповедям. “Ревность, хотящая истребить великое зло, сама есть великое зло”, – говорил ученик преподобного Амвросия старец Иосиф.
                 Оптинские подвижники были защитниками, неуклонными ревнителями веры православной. “Апостол Павел, прозирая наше время, пишет: “течение скончах, веру соблюдох”. Значит, это очень трудно … Деточки, берегите святую веру, это неоценимое сокровище, с ним войдете в Царство”, – наставлял в начале ХХ века старец Варсонофий.
                 Из Оптиной призывалось гордое человечество ко смирению. “Люди воистину с ума сходят, если на свой ум полагаются, да от него всего ожидают … Наш учитель – смирение. Бог гордым противится, а смиренным дает благодать”, – повторял накануне революционной смуты старец Анатолий.
                 Предлагаемые людям правила жизни могли быть исполнены в любом земном звании и служении. “Святыня – это простота, рассудительность, являемая перед людьми. Рассуждение выше всех добродетелей. Серьезность и приветливость можно совместить, за исключением некоторых обстоятельств”, – такое духовное завещание оставил старец Нектарий перед кончиной в 1928 году. Он же в дни огненного испытания Родины утолял жажду верующих, сам находясь в изгнании. “Россия духовно возродится, – пророчествовал он, – материально богатой она не будет, но духовно будет богатой. И в нашем монастыре будет еще семь светильников, семь великих старцев”. Слова эти полны тайны, и толкуют их по-разному: кто-то говорит, что речь идет об обретении мощей почивших старцев и их канонизации, а кто-то верит, что в возрожденном в 1987 г. монастыре Господь воздвигнет старцев. Но то, что Оптина по-прежнему созидает духовную судьбу России, несомненно. Ведь не случайно именно оптинские иноки стали одними из первых новомучеников уже в наши дни. Пасха 1993 г. стала последней земной Пасхой для трех братий монастыря, убитых фанатиком-сатанистом.

     

    Старчество в Оптиной пустыни берет начало от схиархимандрита Паисия Величковского (1722-15/28 ноября 1794), молдавского старца, выходца из Полтавской губернии, переводчика и составителя славянского варианта знаменитого духовного свода “Добротолюбия”. В 1829 году в Оптину переселились его последователи во главе с иеромонахом Леонидом (в схиме Львом) (1768-11/24 октября 1841).

    До этого он некоторое время, пребывал в разных монастырях, и в одном из них встретился с учеником молдавского старца Паисия отцом Феодором. Старец Феодор научил преподобного Льва, тогда еще отца Леонида, высшему монашескому деланию — “умной молитве”. Преподобный Лев обладал многими духовными дарованиями. Был у него и дар исцелений. Приводили к нему многих бесноватых. Победа над бесами была одержана преподобным Львом, конечно, только после победы над своими страстями. Никто не видел его возмущенным от страшного гнева и раздражения, не слышал от него слов возмущения и ропота. Спокойствие и христианская радость не оставляли его. Преподобный Лев все время творил Иисусову молитву, а на вопрос своего ученика, как он приобрел такие духовные дарования, отвечал: “Живи проще, Бог и тебя не оставит и явит Свою милость”.

     

    Ученик и сотаинник старца Льва — иеросхимонах Макарий (1788-7/20 сентября 1860), прибыл в Оптину пустынь вслед за преподобным Львом и поступил под его духовное руководство. Ранее он познакомился со старцем Львом в Площанской пустыни, где пребывал под руководством старца Афанасия, ближайшего ученика преподобного Паисия Величковского. Старец Афанасий обладал большим количеством переводов святоотеческих творений, сделанных преподобным Паисием, и приобщил к исследовательской и литературной деятельности преподобного Макария. Позднее, уже в Оптиной, преподобный Макарий возглавляет группу ученых и литераторов — монахов и мирских лиц, которые переводят, обрабатывают и перекладывают на литературный язык писания (в основном в переводах старца Паисия) величайших аскетов древности: Исаака Сирина, Макария Великого, Иоанна Лествичника. Даровал Господь преподобному Макарию и дар духовного рассуждения. Его смиренное слово о духовной пользе ближнего подкреплялось истинным смирением и во внешности, в одежде, в каждом его движении. Лицо преподобного постоянно было светло, сияло духовной радостью и любовью к ближнему, в чем проявлялось видимое действие творимой им непрестанно Иисусовой молитвы.

    Старчество, процветавшее в Оптиной, во многом обязано своим существованием схиархимандриту Моисею (1782-16/29 июня 1862). Заслуга преподобного Моисея состоит в том, что именно благодаря ему, его соработничеству со старцами Львом и Макарием, стало возможно не только внешнее благоустройство Оптиной Пустыни, но и самый ее духовный расцвет. Когда преподобный Моисей после основания им Оптинского скита сделался настоятелем всей обители, в скит прибыл отец Леонид (старец Лев), положивший начало старчеству в Оптиной. Благодаря тому, что преподобный Моисей прошел тот же духовный путь внутреннего делания, что и старец Лев, между обоими строгими подвижниками сложилось глубокое взаимное понимание, единодушие в полном смысле этого слова. Сам строгий постник и подвижник, преподобный Моисей был преисполнен самой нежной любовью к людям и снисходителен к их погрешностям. Всю жизнь преподобного можно выразить такими словами: он жил сокровенно в Боге среди непрестанных забот и попечений внешних. Старец Моисей успел благополучно скрыть себя от людей, почему многие, не знавшие Оптинского игумена близко, считали его, хотя и хорошим, но обыкновенным человеком: только духовные мужи ощущали благоухание добродетелей преподобного Моисея и считали его высоко-духовным старцем.

    Схиигумен Антоний (1795-7/20 августа 1865) в 1825 году, после назначения его брата по плоти — преподобного Моисея, настоятелем Оптиной Пустыни, был определен начальником Оптинского Иоанно-Предтеческого скита. А до этого он, так же со своим братом, подвизался в строгой жизни в Рославльских лесах, пока наконец они не сошлись с последователями духовной традиции молдавского старца Паисия — преподобным Львом и преподобным Макарием. Во время настоятельства преподобного Антония в Предтеченском скиту туда с разных сторон стали стекаться мудрые в монашеской жизни и крепкие в духовных подвигах отцы. Вскоре, впрочем, преподобный был назначен настоятелем другого монастыря, однако затем по болезни вернулся в Оптину уже навсегда. Сокровенным монашеским подвигом преподобного Антония было несение через всю жизнь креста тяжелого, продолжительного недуга. Многие, видя всегда светлое его лицо и слыша его оживленную беседу, не понимали, какой страдалец находится перед ними. Как великий любитель безмолвия преподобный Антоний желал уединенной жизни, проводимой в молитвенных трудах, чтении и богомыслии. Но его духовные дарования привлекали к нему множество посетителей, желающих принять благословение и духовное назидание. Были основательные причины утверждать, что преподобный Антоний имел великое дерзновение в молитве к Богу, и сподоблялся духовных видений и других благодатных посещений.

    Оптина достигает своего расцвета при старце иеросхимонахе Амвросии (1812-10/23 октября 1891) ученике преподобного Льва и преподобного Макария. В 1835 году Александр Гренков (будущий старец Амвросий) опасно заболел и дал обет в случае выздоровления стать монахом. Господь внял его молитве. В 1836 году Александр закончил семинарию. Четыре года он откладывал исполнение обета, занимаясь преподаванием, пока известный затворник старец Иларион Троекуровуский не сказал ему: “Иди в Оптину! Ты в Оптиной нужен!”. 8 октября 1839 года Александр Гренков прибыл в Оптину пустынь. Он стал келейником старца Льва. Затем он исполнял различные монастырские послушания в самой обители и в скиту; летом 1841 года он был пострижен в рясофор, в 1842 году — в мантию. В 1843 году его рукоположили во иеродиакона. А 7 декабря на пути в Калугу, на рукоположение во иеромонаха, отец Амвросий, уже к тому времени очень больной человек, простудился и тяжело захворал. Так началась беспрерывная цепь его недугов. Но столь слабый физически иеромонах Амвросий обладал иной силой — духовной и благодатной. С 36 лет он поставлен помощником оптинского старца Макария в деле монастырского духовничества и окормления мирян. С ним же он разделял труды по переводу и изданию святоотеческих текстов. После смерти старца Макария (1860 г.) отец Амвросий становится единственным духовником оптинской братии и паломников. К нему, облагодатствованному Богом великим даром утешения, устремляется со всех концов России многоскорбный наш народ: это и дворяне, и ученая интеллигенция, и простой люд, — представители всех сословий, объединяла которых вера в Бога, жажда духовного утешения и любовь к старцу Амвросию, в ответ на сострадание его неутомимого в любви к Богу и людям сердца. Обладал старец и таким удивительным даром как умение скрывать свою прозорливость и благодатную помощь под покровом шутки. Известны многочисленные случаи его духовной прозорливости, чудотворений и исцелений. К старцу приезжали Достоевский и Леонтьев, Толстой и Погодин, философы Юркевич и Страхов. Неподалеку от Оптиной, в Шамордино, трудами преподобного Амвросия была устроена женская Казанская обитель, расцветшая столь быстро, что уже к 90-м гг. XIX в. число монашествующих в ней достигло 500 человек. В Шамордино старец провел свои последние дни и отошел ко Господу.

    Иеросхимонах Иларион (1805-18 сентября/1 октября 1873), в миру Родион, еще с детства чувствовал в себе стремление стать монахом. В 1829 году, будучи 24 лет от роду, Родион переехал с семейством своим в город Саратов, где провел девять лет жизни. В Саратове, под покровительством Преосвященного Иакова, Родион Никитич мужественно боролся с раскольниками различных толков за чистоту Православия. Постепенно, с духовной зрелостью, приходит и окончательная решимость оставить все и последовать Христу. После посещения многих монастырей, Родион успокаивается в Оптиной пустыни. 13 марта 1839 года он был уже принят в число скитской братии. Родион был избран преподобным Макарием ему в келейники и в этом послушании пробыл в течение двадцати лет, до дня блаженной кончины старца Макария в 1860 году. Взяв на себя “спасительный крест послушничества”, возрастая во внутреннем делании, преподобный Иларион всемерно понуждал себя к несению и телесных трудов. Кроме послушаний, которые преподобный Иларион нес как келейник своего старца, он так же по нуждам скитской братии и хозяйства был огородником, садовником, варил квас, пек хлебы, занимался на пасеке уходом за пчелами. В последние дни своей жизни старец Макарий благословил преподобного Илариона продолжать старческую деятельность, вручив его духовному руководству многих из своих духовных детей, чем подчеркнул преуспеяние преподобного Илариона во внутреннем делании. Наряду с благодатным даром духовного рассуждения, старец Иларион имел дар и прозорливости, был мужем учительным, ведущим истинно подвижническую жизнь. Однако не только почитание и любовь выпадали на его долю, но иногда и хулу, и клевету приходилось терпеть преподобному. Но все это он переносил с великим смирением и снисхождением ко всем немощам людским.

    Иеросхимонах Иосиф (1837-9/22 мая 1911), будучи еще восьмилетним отроком, удостоился явления Божией Матери, что предопределило путь будущего подвижника. С этого момента он очень изменился, стал тих и задумчив, избегал детских игр. В юности преподобный отправился на богомолье в Киев и по пути зашел в Оптину пустынь к преподобному Амвросию. Старец, выслушав юношу, сказал: “Зачем тебе в Киев, оставайся здесь”. Новоначальный послушник был назначен одним из келейников старца Амвросия. В его “хибарке” он прожил более полувека: тридцать лет вместе с преподобным и двадцать — уже без него. Старец Амвросий доверял отцу Иосифу во всем, называя его своей правой рукой, и никогда в течение тридцати лет не расставался с ним. В 1888 году во время тяжелой болезни, когда преподобного Иосифа в виду казавшейся неминуемой смерти постригли в схиму, Своего избранника вновь посетила Царица Небесная со словами: “Потерпи, любимче Мой, немного осталось”. Вскоре преподобный Иосиф был назначен оптинским скитоначальником; пребывая в этой должности он, после кончины старца Амвросия, являлся признанным духовником оптинской братии и мирян. Сохранилось множество свидетельств о даре прозорливости и исцелений по молитвам старца Иосифа. В апреле 1911 года старец занемог, болезнь его постепенно усиливалась и 9 мая он тихо отошел ко Господу.

    Преподобный Анатолий “старший” (1824-1894). После окончания духовной семинарии Алексей (мирское имя преподобного Анатолия) тяжело заболел чахоткой и дал обет: если исцелит его Господь, то примет он монашеский постриг. Господь даровал ему жизнь, и вскоре, в июле 1853 года он пришел в Оптину Пустынь. Старец Макарий стал руководить духовной жизнью молодого послушника, а затем передал его в руководство преподобному Амвросию. С самых первых лет пребывания в обители жизнь будущего старца Анатолия была посвящена трудам на пользу ближних. Позже старец Амвросий увидев, что ученик созрел для того, чтобы наставлять других в духовном делании, стал постепенно вводить его в старческий труд, готовя себе ближайшего сотрудника и помощника. А с 1874 года, за послушание старцу Амвросию, принял преподобный Анатолий должность скитоначальника. Ему же поручил старец Амвросий и окормление новосозданной Шамординской женской обители. Преподобный Анатолий имел необыкновенно милостивый, сострадательный характер. Если он узнавал о чьем-нибудь горе, то так волновался, что у него начиналась ужасная головная боль, а потом начинало болеть и сердце… Двадцать один год был он для инокинь Шамордина преданным, бесконечно любящим отцом и наставником. Преподобный Анатолий обладал всей полнотой даров Святого Духа: даром прозорливости и духовного рассуждения, исцеления душевных и телесных недугов. Несколькими словами, исполненными любви и духовного опыта, он умел утешить скорбящую душу, осторожно предупредить о грядущих испытаниях, подготовить к близкой смерти. Вскоре после кончины старца Амвросия преподобный Анатолий начал угасать. Кротко и смиренно переносил он предсмертную болезнь. 15 декабря 1893 года он тайно принял схиму.

    Схиархимандрит Исаакий (1810 — 22 августа/4 сентября 1894) приходит в Оптину в зрелом возрасте (36 лет) и становится послушником уже известного к тому времени оптинского старца преподобного Макария. Преподобный Исаакий отличался удивительной скромностью, искренним и открытым отношением к братии, одновременно оставаясь строгим и требовательным к себе, во всем полагаясь на духовные наставления старца. В 1860 году преподобный старец Макарий, предчувствуя близкий конец, завещает отцу Исаакию перейти под руководство старца Амвросия. А еще через два года, в 1862 году, после смерти настоятеля Оптиной пустыни старца Моисея, преподобный Исаакий становится его преемником. В течение тридцати с лишним лет ведет он монастырь, продолжая начатое еще преподобным Моисеем строительство, по тем временам немалое. Уже будучи игуменом, а позже, в 1885 году — архимандритом, преподобный не совершал без благословения старца никаких монастырских дел и учил этому братию. “Отцы и братия! Нужно ходить к старцу для очищения совести”, — часто повторял он. Так благоговейно, почти до умаления себя, стоял он со всеми в очереди к своему духовнику, преподобному старцу Амвросию, и беседовал с ним, стоя на коленях, как простой послушник. После кончины преподобного Амвросия на настоятеля преподобного Исаакия последовали тайные доносы о неспособности его, по преклонным годам и болезни, управлять обителью. И хотя братия единодушно встала на защиту своего настоятеля, силы его уже угасали. Умирал он тихо, окруженный плачущими чадами своими, которым дал последнее наставление: “Любите Бога и ближних, любите Церковь Божию, в службе церковной, в молитве ищите благ не земных, а небесных…”.

    Путь в монастырь для Павла Ивановича Плиханкова, схиархимандрита Варсонофия (1845-1/14 апреля 1913), был долог и нелегок: в миру прошло 46 лет — большая часть его жизни. Кадетский корпус, военная служба, блестящая карьера. Прямая возможность к стяжанию всех мирских благ. И… отказ от всего. Мысль о монашестве поначалу страшила, уход в монастырь казался делом невозможным. Но постепенно созревала решимость оставить мир. Оставалось лишь сделать выбор: в какой обители положить начало иноческому подвигу? В период этих раздумий попался в руки Павлу Ивановичу один духовный журнал, а в нем — статья об Оптиной Пустыни и преподобном старце Амвросии. Побывав у старца и услышав слова: “Через два года приезжайте, я вас приму”, Павел Иванович, подав в отставку, прибыл в Оптину, но уже не застал преподобного Амвросия в живых. 10 февраля 1892 года Павел Иванович был зачислен в число братства Иоанно-Предтеченского скита и одет в подрясник. Каждый вечер в течение трех лет ходил он для бесед к старцам: сначала к преподобному Анатолию, а затем к преподобному Иосифу. В 1907 году, после возвращения с русско-японской войны, где он выполнял послушание священника и духовника, преподобный Варсонофий возводится в сан игумена и назначается скитоначальником. Как в спасительную гавань, стремился народ одобно благословенный Оптинский скит к преподобному Варсонофию за исцелением не только телес, но и истерзанных, истомленных грехом душ. Он видел человеческую душу, и по молитвам ему открывалось в человеке самое сокровенное, а это давало ему возможность воздвигать падших, направлять с ложного пути на истинный, исцелять душевные и телесные болезни, изгонять бесов. В 1912 году преподобного Варсонофия назначают настоятелем Старо-Голутвина Богоявленского монастыря. Находясь фактически в положении изгнанника из любимой Оптиной, старец Варсонофий мужественно перенес тяжелую предсмертную болезнь и предал свою чистую душу Господу.

    Иеросхимонах Анатолий “младший” (1855-30 июля/12 августа 1922), приняв монашеский постриг в Оптиной в 1895 году, постепенно входил в старческий труд и после кончины старцев преподобного Иосифа и преподобного Варсонофия вместе с преподобным Нектарием стал продолжателем старческого духовного делания. Старцы не отвергают никого, но так уж сложилось, что к преподобному Нектарию стремились монашествующие и интеллигенция, а к преподобному Анатолию шел простой люд со своими попечениями и жалобами, скорбями и болезнями. “Всегда смиренный и никогда не унывающий” — в народе его ласково называли “утешителем”, а еще — “вторым Серафимом”. После закрытия Оптиной Пустыни пришли с обыском и к преподобному Анатолию, вытащили из келии то немногое, что он не успел еще раздать чадам. Наконец больного старца решили арестовать. Приехавшая комиссия ГПУ спросила келейника старца отца Варнаву: “Старец готов?” — “Да, готов”, — ответил отец Варнава. И впустил их в келлию. Там, на столе, в гробу лежал “приготовившийся” почивший старец. Господь принял Своего раба, оказавшегося действительно готовым к тому, чтобы предстать перед Богом.

    Иеросхимонах Нектарий (1853-29 апреля/12 мая 1928) был последним соборно избранным оптинским старцем. Николай, так звали преподобного в миру, пришел в Оптину Пустынь в 1873 году, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Принял Николая преподобный старец Амвросий. О чем была их беседа, преподобный Нектарий никому не открывал, но после нее навсегда остался в скиту. Стал он духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному старцу Амвросию. У преподобного Нектария, исполнявшего пономарское послушание, была келия, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только ходил к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из келии — в храм да в могилу. В 1912 году оптинская братия избрала его в старцы. Но преподобный Нектарий отказывался, говоря: “Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не могу”. И только по послушанию он согласился принять на себя старчество. После закрытия монастыря в 1923 году преподобного Нектария арестовали. По выходе из тюрьмы старец жил в селе Холмищи. Необыкновенным было смирение преподобного старца: исцеляя больных, обладая даром прозорливости, чудотворения и рассуждения, он эти высокие духовные дарования скрывал под внешним юродством. Скончался преподобный Нектарий в глубокой старости в 1928 году и был похоронен на местном кладбище. После возрождения Оптиной Пустыни состоялось обретение мощей преподобного Нектария и перенесение их в родную Оптину.

    В годы советской власти Оптинская обитель была разорена. Возрождение ее началось в 1987 году.

    Впервые Преподобные Старцы Оптинские были соборно прославлены в 1990 г. Русской Православной Церковью Заграницей

     

  • 1/14 октября – Покров Пресвятой Богородицы

    12 October 2020

    Начало празднику положило событие, которое произошло в Константинополе, во Влахернском храме, где хранились риза Пресвятой Богородицы, Ее головной покров и пояс. Память об этом событии бережно хранится народом нашим на протяжении всех десяти веков. Чудо, случившееся в 911 году во Влахернском храме, воспринимается всеми верующими людьми как близкое и дорогое каждому сердцу. Ведь заступничество Божией Матери, Ее защиту и Ее Покров мы чувствуем всегда и в собственной жизни, и в жизни нашего Отечества.

    Праздник Покрова издревле любим и почитаем русским народом. Чудо, прославленное Церковью, произошло в храме во время всенощного бдения, когда город Константинополь – тогда Православная греческая столица – был окружен многочисленным неприятелем. Все находившиеся в церкви, а среди них и император Лев, и императрица, и множество придворных, горячо молились об избавлении от врага. Свою молитву к Господу и Божией Матери возносил и св. Андрей, принявший на себя подвиг юродства Христа ради. Многие в городе смеялись над св. Андреем, били и толкали его. Благодушно терпя издевательства и голод, он ходил по улицам в одном рубище, проводил ночи на холоде, а милостыню, которую подавали ему, раздавал другим нищим. Господь наградил св. Андрея даром прозорливости. Молясь во время всенощной вместе со всеми прихожанами, он увидел вдруг Пресвятую Деву, шествовавшую по воздуху в окружении сонма ангелов и святых. Преклонив колени, Богоматерь долго молилась, а затем, подойдя к престолу храма, сняла со своей головы покрывало (покров) и распростерла его над молившимися в храме людьми, знаменуя тем подаваемую Ею всему христианскому миру защиту от видимых и невидимых врагов. Покров в руках Ее сиял “паче лучей солнечных”. Святой Андрей со страхом и трепетом созерцал это Божественное видение и спросил стоящего рядом своего ученика, блаженного Епифания: “Видишь ли, брат, Царицу и Госпожу, молящуюся о всем мире?”. – “Вижу, святой отче, и ужасаюсь”. Пречистая Дева стояла “на воздусе молебно простирающу всечестнеи Свои руци, просяще умирения миру и спасения душ наших”, – говорится в праздничной стихире. Святые Андрей и Епифаний, удостоившиеся созерцать молящуюся Богоматерь, долгое время смотрели на распростертое пред народом покрывало и на блиставшую, наподобие молнии, Славу Господню. Доколе была там Пресвятая Богородица, видимо было и покрывало, по отшествии же Ее сделалось и оно невидимым, но, взяв его с собою, Она сохранила благодать, бывшую там. Заступничеством Пречистой Девы враг был отогнан от стен Константинополя, а память о чудесном явлении Богородицы осталась в народе. На Руси праздник Покрова был введен св. князем Андреем Боголюбским, внуком Владимира Мономаха, в XII веке. В 1165 году близ Владимира был построен всемирно известный шедевр древнерусского зодчества – храм Покрова на Перли. Другой известнейший собор в честь Покрова Божией Матери (храм Василия Блаженного) расположен в центре Москвы. Его строительство связано с походом царя Иоанна Грозного на Казань в 1552 году. В праздник Покрова Богородицы русские войска одержали решающую победу над татарами. Он был установлен на нашей земле, ибо Матерь Божия не оставляет нас своим заступлением и молится Господу нашему за всех нас, здравствующих и почивших, поскольку у Бога все живы, и нет в Церкви погибших телесно, но могут быть погибающие духовно.

    Само духовное содержание праздника указывает нам на постоянное, непрекращающееся попечение о нас Пречистой Девы, на Ее усердное заступничество за нас пред Сыном Своим и Богом. Именно поэтому Покров Божией Матери – один из самых любимых церковных праздников русского народа. Митрополит Сурожский Антоний говорит: “И мы сегодня радуемся этому празднику, потому что в этот день Матерь Божия простерла Свой покров не только на град Константинопольский, но над всеми христианами, которые нуждаются в милости Божией и защите”.

    В службе этого дня святая Церковь, восхваляя Пресвятую Богородицу как “Церкве чудное украшение” и “всему миру предивный покров” и моля Ее покрыть нас “омофором милости” Своей “от нахождения противных, от глада же и труса и междоусобныя брани”, взывает к Ней: “Владычице, с честными и славными пророки, с верховными апостолы, и со священномученики, и со архиереи, за ны грешныя Богу помолися, Твоего покрова праздник в Российстей земли прославльшия”.

    Тропарь празднику Покрова Пресвятой Богородицы, глас 4-й:

    Днесь, благовернии людие, светло празднуем, осеняеми Твоим, Богомати, пришествием, и, к Твоему взирающе пречистому образу, умильно глаголем: покрый нас честным Твоим покровом и избави нас от всякаго зла, молящи Сына Твоего, Христа Бога нашего, спасти души наша.

    Кондак, глас 3-й:

    Дева днесь предстоит в церкви и с лики святых невидимо за ны молится Богу: Ангели со архиереи покланяются, апостоли же со пророки ликовствуют: нас бо ради молит Богородица Превечнаго Бога.

     

  • 26 сентября/9 октября – Преставление Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова.

    8 October 2020

    Сын палестинского рыбака Зеведея, промышлявшего на Тивериадском озере, юный Иоанн стал учеником Иоанна Крестителя, а затем одним из двенадцати апостолов Иисуса Христа и одним из трех ближайших Его учеников (вместе с братом Иаковом Старшим и Петром).

       Евангелия повествуют, что из всех апостолов один лишь Иоанн пребывал у подножия Креста.. “В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх. …Боящийся несовершенен в любви”, – напишет он позднее (I Ин 4:18) Умирающий на кресте Христос вместо Себя усыновил Иоанна своей Матери Деве Марии. “И той поры ученик взял Её к себе”, читаем в его Евангелии (Ин 19:27).

    Апостол Иоанн был свидетелем преображения Господа, во время Тайной вечери “возлежал на груди Иисуса” (отсюда понятие “наперсник”) и одним из первых услышал весть о Воскресении. Вместе с Петром он проповедовал в пределах Палестины и, согласно преданию, жил вместе со своей названной матерью в Иерусалиме, а затем в Ефесе (на западном побережье Малой Азии, ныне Турция).

     После успения Божией Матери апостол Иоанн отправился с апостолом Прохором на проповедь Евангелия в страны Малой Азии. При императоре Домициане святого апостола подвергли жестоким мучениям, но Господь сохранил его невредимым. Император сослал его на остров Патмос, где святой Иоанн удостоился великого Откровения о судьбах Церкви, которое изложил в Апокалипсисе.

     После смерти Домициана апостол возвратился в Ефес. Здесь он написал Евангелие по внушению Духа Святого. Когда ему исполнилось более ста лет, он вышел с учениками из Ефеса, и велел выкопать для себя крестообразную могилу. Преподав ученикам наставления, апостол Иоанн лег в могилу и повелел покрыть его землей. Ученики исполнили его повеление, обливаясь слезами. Жители Эфеса, узнав о случившемся, раскопали могилу, но она оказалась пустой.

    Апостола Иоанна называют апостолом любви, ибо совершенная христианская любовь отличает его жизнь и учение.

    Конец жизни Иоанна Богослова окружен таинственными легендами. Относящиеся к нему слова Христа “Я хочу, чтобы он пребывал, пока приду” (Ин 21:22) дают повод предполагать, что Иоанн не умер, но чудесно сохранен для грядущего мученического подвига во времена антихриста.

    Православная церковь именует Иоанна “таинником” (у греков это слово, “мист”, еще в дохристианские времена означало духовного избранника, посвященного в мистерию).

    Византийская иконография чаще всего изображает Иоанна погруженным в мистическое созерцание старцем с огромным лбом. Апокрифические “Деяниям Иоанна Богослова” придают ему ученика Прохора, записывающего откровения под его диктовку. О последних – самых страшных и невыносимых – тайнах ангел велит Иоанну умолчать. Отсюда характерный иконографический жест – приложенный к губам старца палец, как на русской иконе XVI в. “Иоанн Богослов в молчании”. Символом апостола Иоанна как евангелиста является орел.

    В православной традиции Иоанн – один из трех писателей, именуемых “Богословами” (кроме него – Григорий Богослов, IV в., и Симеон Новый Богослов, X-XI в.). Поэтому он по преимуществу является покровителем изучающих христианские богословские науки.

      По примеру святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова и мы должны любить Бога всем сердцем, и всей душой, и всем помышлением своим и ближних любить не словом и языком, но делом и истиной, при случае не щадя даже и жизни своей для спасения их. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13), – говорит чествуемый ныне нами святой апостол Иоанн. Если мы, христиане, станем искренне любить друг друга, будем дружелюбно расположены друг ко другу, то Бог всегда будет с нами и наша жизнь на земле будет счастливой и мирной.
       В первые времена христианства у всего общества верующих было «одно сердце и одна душа» (Деян. 4, 32). Сегодня же, когда в наши взаимоотношения прокрались вражда, ненависть, ссоры, раздоры, споры и несогласия, нам необходимо почаще взирать на образы благочестивых, любвеобильных мужей, на тот образ, который являет нам святой Апостол и Евангелист, и поучаться в писаниях его истинной христианской жизни и любви и просить его молитв за нас.
       Все послания его проникнуты духом христианской любви и призывом любить друг друга: «Будем любить друг друга, потому что Бог прежде возлюбил нас. Кто не любит ближнего своего, в том нет любви Божией» (см.: 1 Ин. 4, 7, 19, 8), – говорит, обращаясь к каждому из нас, Апостол Иоанн, любимый ученик Христов.