Новости

18 июня/1 июля – память Святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, Чудотворца

30 Июнь 2017

“Таков бо нам подобаше архиерей,
преподобен, незлобив, безсквернен, отлучен от грешник… ” (Евр. 7,26).

2 июля 1994 г. Русская Православная Церковь Заграницей причислила к лику святых дивного угодника Божия XX века, Святителя Иоанна (Максимовича) Шанхайского и Сан-Францисского. Вторник, 24 июня 2008 года, Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Московского Патриархата принял решение о прославлении Последних Времен Чудотворца в лике общецерковно чтимых святых. На Соборе было постановлено включить его имя в месяцеслов единой Русской Церкви.

Святой Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, светильник миру, великий чудотворец, проповедник покаяния и бескомпромиссного Православия, покровитель юношества, молитвенник, богослов, суровый аскет, истинный русский патриот, строгий и любящий архипастырь, родился 4 июня 1896 года в родовом имении Адамовка в Харьковской губернии. Был он назван в честь святого Архангела Михаила. Происходил он из дворянской семьи Максимовичей. Его предком был известный просветитель Сибири, Святитель Иоанн Тобольский. Родители Михаила, Борис и Глафира, воспитывали своего сына в благочестии, возгревая в нем стремление стоять за истину, и в горячей любви к своему Отечеству. Михаил думал посвятить свою жизнь военной или гражданской службе Отечеству и поступил в Петровский Полтавский Кадетский корпус. Затем он учился на юридическом факультете Харьковского Императорского университета, который окончил в 1918 году. В годы учения на него особенно сильное влияние оказал архиепископ Антоний (Храповицкий), и Михаил, одновременно со светской наукой, начал все больше углубляться в изучение «науки из наук» – изучение духовной жизни, и в конце концов, местный монастырь и храм стали ему ближе, чем всякие светские заведения. Российская трагедия 1917–18 гг. окончательно убедила Михаила в слабости человеческой, непрочности всего земного, и он решил отречься от мира земного и полностью посвятить себя служению Богу. Во время гражданской войны семья Максимовичей эвакуировалась в Югославию, где Михаил поступил на богословский факультет Белградского университета. Его семья, как и очень многие русские семьи в изгнании, жила очень бедно, и Михаилу, чтобы помочь ей и иметь возможность учиться, приходилось продавать газеты. Горячо им любимый архипастырь, митрополит Кевский и Галицкий (прежде – Харьковский) Антоний (Храповицкий), ставший основателем Русской Зарубежной Церкви, тоже оказался за границей – Владыка Антоний продолжал быть руководителем духовной жизни Михаила.
В 1926 г. митрополит Антоний в Милковской обители совершил постриг Михаила в монахи (с именем свт. Иоанна Тобольского). Далее он же рукополагает его в иеродиакона, а на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы епископ Гавриил Челябинский — в иеромонаха. Со дня его иноческого пострижения о. Иоанн больше никогда не спит, лежа на постели — если засыпает, то в кресле или на коленах под иконами. Он постоянно пребывает в молитве, вкушает пищу раз в день и ежедневно служит Божественную литургию. Это правило св. Иоанн сохранил на протяжении всей своей жизни.

Первые годы своей монашеской жизни иеромонах Иоанн особенно посвящает юношеству — он преподает и является воспитателем в сербской семинарии в г. Битоле. В то время сербский Златоуст, известный проповедник епископ Николай (Велимирович) не раз говорил: «Если желаете увидеть живого святого, пойдите в Битоль к о. Иоанну». Отец Иоанн относился к учащимся с отеческой любовью — по ночам он ходил по общежитию и осенял спящих крестным знамением.
В 1934 г. была совершена хиротония о. Иоанна во епископа Шанхайского. Это была последняя архиерейская хиротония, совершенная Блаженнейшим митрополитом Антонием. Владыка Антоний писал дальневосточному епископу Димитрию об иеромонахе Иоанне следующее: «Этот маленький, слабый человек, почти ребёнок с виду, является каким-то чудом аскетической стойкости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления». Новый шанхайский епископ прибыл к себе на кафедру в день праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы и здесь продолжал свои подвиги и пастырские труды: основал детский приют в честь святого Тихона Задонского, дом для престарелых, покровительствовал учащимся и построил новый собор в честь иконы Пресвятой Богородицы «Споручницы грешных». Владыка Иоанн не пропускал ни одного богослужения, сам ежедневно продолжая совершать литургию. В алтаре он был очень строг, не допускал никаких разговоров, и очень часто оставался в храме долгое время после богослужения. После литургии он ежедневно посещал больных со святыми Дарами, причем он ходил или босиком, или в одних сандалиях, даже зимой. Детей для приюта он сам собирал на улицах и в трущобах Шанхая. Владыка посещал заключённых в тюрьмах и душевнобольных, и одержимых в госпитале для умалишённых.

С приходом к власти коммунистов начался исход русских из Китая, главным образом через Филиппинские острова. На острове Тубабао находились тысячи русских беженцев, живущих в самых примитивных условиях. Владыка Иоанн и здесь продолжал молиться за свою паству и духовно её окормлять. Благодаря его молитвам и неустанным трудам, паства, чудесным образом, была спасена, и почти все получили убежище в Америке.
В 1951 г. состоялось назначение архиепископа Иоанна на Западно-Европейскую кафедру. Здесь продолжались подвиги и пастырство Владыки. Будучи истинно русским архиереем и русским патриотом, святитель Иоанн одновременно являлся и вселенским иерархом, чуждым церковного провинциализма. Это особенно выявилось в годы архипастырского служения Владыки в Европе: он восстановил память и почитание древних православных святых Запада и привел в лоно Церкви много новообращённых из местных народностей.

В 1962 г., в связи с трудностями, возникшими при постройке нового собора в Сан-Франциско, святитель Иоанн назначается на Западно-Американскую кафедру, где проживают очень многие из шанхайских пасомых Владыки. Немало скорбей пришлось тогда перенести Владыке Иоанну. Но Владыка всегда сознавал, что главный враг возведения храма в честь Пречистой — дьявол. Постом и молитвой, долготерпением и стойкостью, любовью и словом святитель его поборол, и в 1964 г. был закончен ещё один храм в честь Пресвятой Богородицы.

19 июня (2 июля) 1966 г., вдень памяти апостола Иуды, во время архипастырского посещения г. Сиэттла с Чудотворной иконой Божией Матери «Курской-Коренной», в возрасте 71 года, перед Одигитрией Русского Зарубежья отошел ко Господу великий праведник. Владыка Иоанн был погребён в усыпальнице под выстроенным им собором образа Борогодицы «Всех Скорбящих Радости» в Сан-Франциско .

Похороны владыки в июле 1966 в Сан-Франциско были выражением торжества Православия. Шесть дней у открытого гроба теснились прощающиеся, 5 архиереев приехали на отпевание. Городские власти впервые в истории Сан-Франциско дали разрешение на захоронение в соборе, и до сих пор тело его пребывает нетленно (паства не допустила бальзамирования) в крипте кафедрального собора. Усыпальница стала местом постоянных молитв почитателей, служащих панихиды по почившем. Читается псалтирь, у мощей Святителя обильно подаются исцеления недугующим и болящим.
Владыка Иоанн был одним из наиболее последовательных выразителей идей Святой Руси. Он в числе первых поднял вопрос об официальном прославлении Царственных Страстотерпцев, разъясняя духовную необходимость почитания их. «Великий грех, — учил он, — поднять руку на Помазанника Божия, не остается и малейшая причастность к такому греху неотмщенной.
«Нашедшее на Россию бедствие, — утверждал Иоанн, — является прямым последствием тяжелых грехов и возрождение ее возможно лишь после очищения от них.. Не высказывая прямого осуждения февральской революции, восстания против Помазанника, русские люди продолжают участвовать в грехе, особенно когда отстаивают плоды революции».
В том, что значительное число русских людей оказалось за рубежом, владыка Иоанн видел великую апокалиптическую миссию русского народа: «Наказывая, Господь одновременно и указывает русскому народу путь ко спасению, сделав его проповедником Православия по всей вселенной.».