Основы православия

  • 11 (по н.ст. 24) мая — память святых равноапостольных братьев Мефодия и Кирилла (в схиме Константина), первоучителей Словенских. День тезоименитства Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

    Святые равноапостольные первоучители и просветители славянские, братья Кирилл и Мефодий происходили из знатной и благочестивой семьи, жившей в греческом городе Солуни. Святой Мефодий был старшим из семи братьев, святой Константин (Кирилл — его монашеское имя) — самым младшим. Святой Мефодий был сначала в военном звании и был правителем в одном из подчиненных Византийской империи славянских княжеств, по-видимому, болгарском, что дало ему возможность научиться славянскому языку. Пробыв там около 10 лет, святой Мефодий принял затем монашество в одном из монастырей на горе Олимп. Святой Константин с малых лет отличался большими способностями и учился вместе с малолетним императором Михаилом у лучших учителей Константинополя, в том числе у Фотия, будущего патриарха Константинопольского. Святой Константин в совершенстве постиг все науки своего времени и многие языки, особенно прилежно изучал он творения святителя Григория Богослов. За свой ум и выдающиеся познания святой Константин получил прозвание Философа (мудрого). По окончании учения святой Константин принял сан иерея и был назначен хранителем патриаршей библиотеки при храме святой Софии, но вскоре покинул столицу и тайно ушел в монастырь. Разысканный там и возвращенный в Константинополь, он был определен учителем философии в высшей Константинопольской школе. Мудрость и сила веры еще совсем молодого Константина были столь велики, что ему удалось победить в прениях вождя еретиков-иконоборцев Анния. После этой победы Константин был послан императором на диспут для прений о Святой Троице с сарацинами (мусульманами) и также одержал победу. Вернувшись, святой Константин удалился к брату своему святому Мефодию на гору Олимп, проводя время в непрестанной молитве и чтении творений святых отцов.
    Вскоре император вызвал обоих святых братьев из монастыря и отправил их к хазарам для евангельской проповеди. На пути они остановились на некоторое время в городе Корсуни, готовясь к проповеди. Там святые братья чудесным образом обрели мощи священномученика Климента. Там же в Корсуни святой Константин нашел Евангелие и Псалтирь, написанные “русскими буквами”, и человека, говорящего по-русски, и стал учиться у этого человека читать и говорить на его языке. После этого святые братья отправились к хазарам, где одержали победу в прениях с иудеями и мусульманами, проповедуя Евангельское учение. На пути домой братья снова посетили Корсунь и, взяв там мощи святого Климента, вернулись в Константинополь. Святой Константин остался в столице, а святой Мефодий получил игуменство в небольшом монастыре Полихрон, недалеко от горы Олимп, где он подвизался прежде.
    Вскоре пришли к императору послы от моравского князя Ростислава, притесняемого немецкими епископами, с просьбой прислать в Моравию учителей, которые могли бы проповедовать на родном для славян языке. Император призвал святого Константина и сказал ему: “Необходимо тебе идти туда, ибо лучше тебя никто этого не выполнит”. Святой Константин с постом и молитвой приступил к новому подвигу. С помощью своего брата святого Мефодия и учеников Горазда, Климента, Саввы, Наума и Ангеляра он составил славянскую азбуку и перевел на славянский язык книги, без которых не могло совершаться Богослужение: Евангелие, Апостол, Псалтирь и избранные службы. Это произошло в 863 году.
    После завершения перевода святые братья отправились в Моравию, где были приняты с великой честью, и стали учить Богослужению на славянском языке. Это вызвало злобу немецких епископов, совершавших в моравских церквах Богослужение на латинском языке, и они восстали против святых братьев, утверждая, что Богослужение может совершаться лишь на одном из трех языков: еврейском, греческом или латинском. Святой Константин отвечал им: “Вы признаёте лишь три языка, достойных того, чтобы славить на них Бога. Но Давид вопиет: Пойте Господеви вся земля, хвалите Господа вси языци, всякое дыхание да хвалит Господа! И в Святом Евангелии сказано: Шедше научите вся языки..”. Немецкие епископы были посрамлены, но озлобились еще больше и подали жалобу в Рим. Святые братья были призваны в Рим для решения этого вопроса. Святые Константин и Мефодий отправились в Рим. Святые братья были встречены с почетом, папа Римский утвердил богослужение на славянском языке, а переведенные братьями книги приказал положить в римских церквах и совершать литургию на славянском языке.
    Находясь в Риме, святой Константин занемог и, в чудесном видении извещенный Господом о приближении кончины, принял схиму с именем Кирилл. Через 50 дней после принятия схимы, 14 февраля 869 года, равноапостольный Кирилл скончался в возрасте 42 лет. Отходя к Богу, святой Кирилл заповедал брату своему святому Мефодию продолжать их общее дело — просвещение славянских народов светом истинной веры. Святой Мефодий умолял папу Римского разрешить увезти тело брата для погребения его на родной земле, но папа приказал положить мощи святого Кирилла в церкви святого Климента, где от них стали совершаться чудеса.

    После кончины святого Кирилла папа, следуя просьбе славянского князя Коцела, послал святого Мефодия в Паннонию, рукоположив его во архиепископа Моравии и Паннонии, на древний престол святого Апостола Андроника. В Паннонии святой Мефодий вместе со своими учениками продолжал распространять Богослужение, письменность и книги на славянском языке. Это снова вызвало ярость немецких епископов. Они добились ареста и суда над святителем Мефодием, который был сослан в заточение в Швабию, где в течение двух с половиной лет претерпел многие страдания. Освобожденный по приказанию папы Римского Иоанна VIII и восстановленный в правах архиепископа, Мефодий продолжал евангельскую проповедь среди славян и крестил чешского князя Боривоя и его супругу Людмилу.
    В последние годы своей жизни святитель Мефодий с помощью двух учеников-священников перевел на славянский язык весь Ветхий Завет, кроме Маккавейских книг, а также Номоканон (Правила святых отцов) и святоотеческие книги (Патерик).
    Предчувствуя приближение кончины, святой Мефодий указал на одного из своих учеников — Горазда как на достойного себе преемника. Святитель предсказал день своей смерти и скончался 6 апреля 885 года в возрасте около 60 лет. Отпевание святителя было совершено на трех языках — славянском, греческом и латинском.
    «Яко апостолом единонравнии и словенских стран учитилие, Кирилле и Мефодие, богомудрии, Владыку всех молите, вся языки словенския утвердити в православии и единомыслии, умирите мир и спасти души наша» (Тропарь святым равноапостольным Кириллу и Мефодию, глас 4).

  • Вознесение Господне.

    В этом году Праздник Вознесения приходится на 12/25 мая. Название его отражает суть события — это Вознесение на Небо Господа нашего Иисуса Христа, венец Его земного служения. Это событие празднуется всегда в 40-й день после Пасхи, в четверг 6-й недели по Пасхе. Вознесением, а не смертью, как у всех людей, заканчивается земная жизнь Богочеловека.
    На сороковой день по Воскресении из мертвых Господь Иисус Христос явился апостолам в Иерусалиме и отправился с ними на гору Елеонскую. Здесь Он повелел им не покидать пределов города, пока не будет им дана благодать Духа Святого, — это событие, как мы знаем, Православная Церковь вспоминает на праздник Пятидесятницы (Св. Троицы) Затем, подняв руки, благословляя апостолов, Он стал отдаляться от них. Наконец светлое облако скрыло Иисуса Христа из вида учеников, но те еще долго смотрели на небо. Вдруг явились им два Ангела в белых одеждах и сказали: “Мужи галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо”.
    После Своего Воскресения из мертвых Господь продолжал видимым образом являться своим ученикам, разговаривал с ними, позволял осязать себя и даже разделял с ними их обычную пищу.
    О дате Вознесения мы можем судить только из указания в книге Деяний св. Апостолов (1; 3), где недвусмысленно говорится о пребывании Христа с учениками в продолжении сорока дней по Воскресении. А затем, «еже о нас исполнив смотрение и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе» (кондак праздника), — вознес¬ся, «егда благословляще» (от Луки 24; 51), — то есть благословение длится, оно не прерывает¬ся Вознесением. Святитель Филарет Московский поясняет это указание Евангелиста Луки, утверждая, что «Господь не хочет прекратить Своего благословения, но продол¬жает без конца благословлять Свою Церковь и всех верующих в Него».
    «Воскресший Спаситель был видим только тогда, когда являлся апостолам. Где и как проводил Он прочее время, неизвестно. Но, очевидно, что зем¬ля уже не могла быть жилищем для Него», — замечает свят. Иннокентий Херсонский. И во все эти дни главным местом встреч оставалась гора Елеонская.
    «Гора Елеон — одно из самых святых мест на земле», — такова первая фра¬за юбилейного альбома, выпущенного в 1986 году, к столетию со дня освящения русского Спасо-Вознесенского храма, возведенного усилиями приснопамятного архимандрита Антонина (Капустина) — основателя русского церковно-паломнического присутствия в Па¬лестине.
    «С востока, слева от наблюдателя, взошедшего [на Елеон – ЮМ] тени диких гор встают, как бы поддернутые снегом, по причине известковых полос, которыми они испещрены», — читаем мы в заметках русского ученого-гебраиста, героя Отечественной войны 1812 года, Авраама Сергеевича Норова. — На юго-востоке — та же дикость, но ряды гор, из которых обозначается вершина горы Искушения [или Соблазна; здесь во времена Соломона совершались жертво¬приношения], прерваны внезапно пустынею… На правой же стороне, за глу¬боким оврагoм … представляется Иерусалим».
    Отсюда беседующий с учениками Господь смотрел на выстеленную чешуйчатым золотом кровлю Храма Иерусалимского.

    «След» Христов, о преданию оставленной им на Елеоне, — «вдавленный в твердом камне, как бы в мягком воске, так что видна малейшая выпуклость и впа¬дина необыкновенно правильной пяты» (Гоголь в письме к Жуковскому), — след этот окружали некогда стены храма с открытым куполом, так что богомольцы мог¬ли увидеть над собою то самое небо, куда вознесся Господь.
    Вознесенский храм, — диаметром двадцать восемь метров, с двойным портиком на трех рядах колонн, — главный из двух дюжин церквей, поставленных на Елеоне наследниками святой царицы Елены, — был впоследствии разрушен. Ко временя прибытия в Палес¬тину А.С. Норова «камень Вознесения» скрыла собою «мусульманская часовня». Эта нехитрая постройка, называемая «Стопкой» или «Стопочкой», существует и по сей день. А рядом со «Стопочкой», стена в стену, находится наш Спасо-Вознесенский женский монастырь. Без основателя этого монастыря, неутомимого о. архимандрита Антонина (Капустина) не встречала бы издалека паломников Елеонская колокольня, прозванная «русской свечой».
    Архимандрит Антонин еще прежде постройки храма и колокольни заложил здание странноприимницы, чтобы российским паломникам, побывавшим у «Стопочки» и у гробницы Лазаря Четверодневного в Вифании, было где передохнуть.
    «Кончилась Вознесенская всенощная в русском храме… . С высокой Влеонской колокольни несся радостный, стройный, красный звон, а сама колокольня, украшенная лампадами, блистала разноцветными огнями; залитая светом, она пред¬ставляла собой живой волшебный факел, далеко разгоняющий тихий мрак святой Елеонской ночи» (О. Павел Кусмарцев. Светлый праздник Вознесения Господня на св. Елеонской горе. Иерусалим, 1911).
    Вознесеньев день — последний весенний праздник на Святой Руси. Дошла весна-красна до Вознесеньева дня, послушала в последний раз, как “Христос Воскрес” поют, — тут ей и конец пришел! — говорят в народе. “Весна о Вознесеньи на небо возносится — на отдых в рай пресветлый просится!” — можно услышать и сегодня в русских деревнях.

  • Благовещение Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии

    В древности празднику Благовещения давали разные имена: Зачатие Христа, Благовещение о Христе, Начало искупления, Благовещение ангела Марии. Название праздника – Благовещение – передает главный смысл его: возвещение Архангелом Гавриилом в Назарете Деве Марии благой вести о зачатии и о рождении Ею Богомладенца Христа.
    Раскопки, проведенные неподалеку от Благовещенской церкви в Назарете, обнаружили множество следов не только времен первого века по Рождеству Христову, но и значительно более ранних: место это было заселено едва ли не в камен¬ном веке. Однако, Назарет во времена, которые интересуют исследователей Нового Завета, был символом глубочайшей провинции, На то были свои причины. Древний торговый путь Виа Марис, что связывал Дамаск с Газой и Египтом, проходил приблизительно в ше¬сти милях к востоку от горы Фаворской. А поскольку Назарет лежит в до¬лине, окруженной холмами, подобно амфитеатру, он поневоле оставался в стороне от дороги: движение карава¬нов обходило его полукружьем. Эти несколько десятков домиков, виноградники, маслобойни, огороды — так бы и дремали в полу¬забытьи под галилейским небом, если б Господь по воле Своей не выдвинул Назарет в самый первый ряд истории человечества.
    «На том месте, где был дом пра¬ведного Иосифа, в коем совершилось благовещение, устроен католический монастырь. От святого дома сохра¬нились три небольшие комнаты, од¬на над другою, в виде пещер, выры¬тых в природной каменной скале. …В нижней природной пещере, где было жилище Пресвятой Богороди¬цы, устроен католический же храм, в который спускаются по мраморным ступеням. Под престолом сего храма изображен мраморный круг с крес¬том, означающий то место, где сто¬яла Пресвятая Дева во время Архан¬гельского благовестия» (Троицкие Листки. 1885 г.). Изданный еще в 1914 году для русских паломников «Путеводитель» грече¬ского архимандрита Пантелеймона добавляет, что «над колодцем, у ко¬торого было благовещение Деве Ма¬рии от Архангела Гавриила, при Кон¬стантине Великом воздвигнута была базилика, сохраняемая до VI века».
    В середине пятидесятых годов ХХ столетия францисканский монах, археолог Беллармино Багатти приступил к раскоп¬кам у дома Святого Семейства в Назарете. Крупнейший специалист по христи¬анским древностям в Палестине, Багатти оказался тем, кому выпала честь «до¬копаться» до одного из самых знаменательных открытий в новозаветной науке. На одной из стен, примыкающих к комнате-пещерке Благовещения, им была обнаружена греческая надпись, сделанная никак не позже II столетия по Рождеству Христову. Надпись эта гласит ХЕ МАRIА («Радуйся, Мария»). Перед нами — начальные слова Благовещения Архангела Гавриила.
    Церковное Предание гласит, что в тот самый момент, когда Деве Марии явился Архангел Гавриил, она читала книгу пророка Исаии, и как раз задумалась над словами о рождении Мессии от Девы. И действительно, Архангел возвестил Пресвятой Деве тайну воплощения Сына Божия почти теми же словами, в каких предрек это дивное чудо пророк Исаия: «И вот зачнешь, во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик, и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца».
    Мария не усомнилась в словах Божественного посланника, но выказала недоумение, как может родиться сын у той, которая обрекла себя на девство. В разъяснение Ее смиренного недоумения Архангел открыл Ей истину, которую он принес от Всемогущего Бога: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим». Постигнув волю Божию и всецело предавая Себя ей, Пресвятая Дева отвечала: «Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему».
    На Руси Благовещение почитается не просто великим, но «ключевым» праздником, с него в старину начинали год. По благочестивому верованию русского народа, в этот день, как и на Пасху, солнце «играет», и грешников в аду не мучают. Говорится также: «Каково Благовещенье проведешь, таково и весь год.» Существовал также трогательный обычай, особенно в Москве, в День Благовещения, как в день возвещения свободы всему миру, выпускать из клеток птиц на волю. Заниматься же каким-либо, даже лёгким, трудом в этот день считалось тяжким грехом.
    По своему величию праздник Благовещения не отменяется, даже если он приходится на Пасху.
    Тропарь Праздника, глас 4-й:
    Днесь спасения нашего главизна, и еже от века таинства явление; Сын Божий Сын Девы бывает, и Гавриил благодать благовествует. Темже и мы с ним Богородице возопиим: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.

  • Послание Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви по случаю 100-летней годовщины трагических событий, связанных с революцией в России и началом эпохи безбожных гонений

    Послание Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви по случаю 100-летней годовщины трагических событий, связанных с революцией в России и началом эпохи безбожных гонений

    От редакции: Как сообщили сегодня из канцелярии Архиерейского Синода, митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион благословил, в связи с приближающейся 100-летней годовщиной явления «Державной» иконы Божией Матери, огласить нижеприводимое послание с церковных амвонов в Неделю 2-ую Великого поста.

    Возлюбленные во Христе братия и сестры!

    В этом году весь мир, и в первую очередь мы с вами, вспоминаем величайшую трагедию XX века, которая перевернула судьбы миллионов людей. Эта трагедия коснулась буквально каждой русской семьи, где бы она ни находилась. Мы вспоминаем столетие кровавой и разрушительной революции в России. Из-за предательства правительства и генералитета Государь был вынужден отречься от престола, и далее произошла цепь неминуемых событий: гибель государства, мученическая кончина Самого Государя и Августейшей Семьи, жестокая братоубийственная война, небывалые доселе в России гонения на Православную Церковь и на веру в Бога.

    В 1909 году Петр Аркадьевич Столыпин сказал: «Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России». Самому русскому премьер-министру оставалось жить около двух лет. Он был убит в присутствии своего Государя в киевском театре в 1911 году.

    То, что Россия движется вперед буквально семимильными шагами, сознавали и далеко за пределами нашего Отечества, а именно в Соединенных Штатах Америки. В ноябре 1914 года вышел в свет примечательный номер журнала «National Geographic», посвященный России. Всесторонние социально-экономические исследования показывали, что ко времени, о котором говорил Столыпин, по всем основным показателям роста Россия выйдет на такой уровень, что ее уже будет не остановить. Остановила ее лишь организованная и поддержанная западными странами революция. Нашему отечеству не дали и 20-ти дней покоя. В этой связи следует помнить, что сегодняшняя неустанная травля России со стороны «западной цивилизации» существовала и 100 лет тому назад, да и много прежде. Миру была ненавистна Российская Империя, наследница Святой Православной Руси. Ни верность союзническому долгу, ни всегдашняя готовность Русских Государей к сотрудничеству не помогали. Характерно высказывание знаменитого британского политического деятеля лорда Палмерстона: «Как трудно жить на свете, когда с Россией никто не воюет». Высказывание это относится к середине ХIХ века, но, к сожалению, так и не было услышано.

    А в самом начале ХХ века святитель Макарий (Невский), митрополит Московский и Коломенский, предостерегал: «Мы переживаем смутные времена. Бывали на Руси лихолетия, но тогда было не так худо, как теперь. Тогда были все за Бога, все желали знать, что Ему угодно, а теперь не то. Тогда были за Царя. Теперь опять не то. Теперь слышатся голоса хульные на Бога и замыслы против Помазанника Его…».

    Образованные сословия в России, воспитанные в традициях, так называемого западничества, едва ли не с самоубийственным упорством толкали Россию в пропасть, всячески склоняя русский народ к отказу от своей веры, своего Царя и своего Отечества. Невольно приходят на ум слова псалмопевца Давида: «Рече безумен в сердце своем: несть Бог» (Пс. 13:1).

    Но и в самые тяжелые времена гонений Господь не оставлял Свой народ. Так, в нынешнем же году мы отмечаем иной, никак не менее важный, 100-летний юбилей – восстановление патриаршества на Руси. Это произошло именно тогда, когда Предстоятель и Печальник за всю Русскую Церковь был особенно необходим. Интронизация святителя Тихона, Всероссийского Патриарха-Исповедника, состоялась 21 ноября/4 декабря 1917 года в Успенском соборе Московского Кремля, на праздник Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Но еще прежде, в самый день отречения Помазанника Божия, Государя Николая Александровича, 2/15 марта 1917 года нашему народу был явлен дивный образ Божией Матери «Державной», как свидетельство того, что Пречистая Владычица не отнимает Своего попечения о страждущей России, издревле называемой Домом Пресвятой Богородицы.

    Теперь же, когда по словам Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «Господь сменил гнев на милость в отношении России», всем русским людям дана от Него возможность возвратиться к своим православным корням. Нам сейчас необходимо осмыслить свою историю и понять те причины, по которым на Россию выпали тяжелые испытания. Одной из причин этих трагических событий есть плод забвения и небрежения к вере Христовой и отступление от богоустановленной власти. Нам ни в коем случае нельзя оправдывать виновников губительной революции. Одним из символов примирения русского народа с Господом могло бы служить освобождение Красной площади от останков главного гонителя и мучителя XX века и сокрушение поставленных ему памятников. Это все символы беды, трагедии и крушения нашей богоданной Державы. Так же следует поступить и с названием городов, областей, улиц, которые по сей день лишены их исторических наименований.

    В годы лихолетья Русская Зарубежная Церковь всегда считала своим святым долгом высказывать всю правду о русской истории, что было невозможно в Отечестве, и, быть может, прежде всего напомнить русскому народу о крестном пути Новомучеников. Это не вопрос политики, как иногда полагают, а именно вопрос духовной совести. Нам, действительно, следует как можно лучше знать историю подвига Новомучеников и Исповедников Российских. И тогда, уповаем, русский человек сам, следуя велению совести, придет к убеждению, что в его богоспасаемой стране, нет более места символам богоборческой власти и именам богоборцев.

    Десять лет тому назад, на Великом освящении храма на Бутовском полигоне, приснопамятный митрополит Лавр, обращаясь к собравшимся сказал: «Здесь земля обильно полита кровью мучеников и усеяна их костьми и да будет она престолом Христу Богу нашему. О гонителях же Церкви Христовой давно сказал пророк: “Видех грешника высящася яко кедр ливанский, и мимоидох, и се не бе и не обретеся место его (Пс. 36: 35-36)”. Да изгладится память о них в сердцах людей, а Церковь Христова на русской земле да утвердится во век!».

    Призываем всю нашу паству, равно и всех православных русских людей, во Отечестве и рассеянии сущих: берегите, как зеницу ока, врученный нам Господом дар – святую, спасительную Веру Православную, всегда памятуя слова Христовы: «Ищите же прежде Царства Божия и правды его…» (Мф. 6, 33). Аминь.

    С любовью во Христе,

    + ИЛАРИОН,
    Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский,
    Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви.

    + МАРК,
    Архиепископ Берлинский и Германский.

    + КИРИЛЛ,
    Архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский,
    Секретарь Архиерейского Синода.

    + ГАВРИИЛ,
    Архиепископ Монреальский и Канадский.

    + ПЕТР,
    Архиепископ Чикагский и Средне-Американский.

    + НИКОЛАЙ,
    Епископ Манхэттенский,
    Заместитель Секретаря Архиерейского Синода.

  • Неделя Торжества Православия

    Торжество Православия совершается в первую Неделю (воскресенье) Великого поста. Оно было установлено в Греции в IX в., в память окончательной победы над врагами православия — иконоборцами. Учение о почитании икон, основанное на св. писании и утвержденное обычаем первых христиан, до VIII в. оставалось неприкосновенным. Но иконоборческая ересь, появившаяся в самой Греции, распространилась по многим странам. Церковь Божия подверглась гонению, большему чем от язычников. Более 100 лет лились слезы и невинная кровь истинно православных, которые боролись за право изображать на иконах Господа Нашего Иисуса Христа, Божию Матерь и святых, а также молиться им перед иконами. Этих православных заключали в темницы, подвергали мучениям и казням. Честные иконы и мощи святых сжигались.

    После VII Вселенского Собора (787 г.), закрепившего почитание икон, наступило ослабление гонений, но только в середине IX в. были освобождены из темниц и заточения иконопочитатели и возвращены на прежние должности, а иконоборцам предложено было или оставить свое заблуждение, или прекратить церковное служение. Христолюбивая царица Феодора объявила: “Кто не чествует изображения Господа нашего, Пресвятой Его Матери и всех святых, да будет проклят!”

    Избранный Патриархом Константинопольским Мефодий, установил тогда же особое праздничное богослужение. Православие было торжественно восстановлено на службе в Софийском соборе в Константинополе в первое воскресенье Великого поста, которое пришлось в 843 г. на 19 февраля. Так появилось празднование и особый чин, называемый Торжество Православия. В XII и XIV вв. эта служба была значительно дополнена за счет включения других текстов, изображающих главные догматы христианства. Эта служба представляет собой торжество церкви над всеми когда-либо существовавшими ересями и расколами. В нем утверждается не только православное учение об иконопочитании, но и все догматы и постановления семи Вселенских Соборов. Благославляются не только иконопочитатели, но и все живущие и отошедшие ко Господу в вере и благочестии отцев. Особое место в этой службе занимает чин анафематствования. Анафема* провозглашается соборно не только иконоборцам, но всем, кто совершил тяжкие прегрешения перед Церковью.

    В России чин Православия введен в XIV в. и состоял из греческого синодика этого чина с прибавлением сначала имен “новых еретиков”, как например, Кассиана, архимандрита Юрьева монастыря, и др., затем прибавились новые имена: Стеньки Разина, Гришки Отрепьева, протопопа Аввакума, многих расколоучителей и др.; всех анафематствований было 20, а имен до 4 тысяч. В конце XVIII в. чин Православия был исправлен и дополнен митрополитом Новгородским и С.-Петербургским Гавриилом; из него исключены были как множество имен, которым возглашалась вечная память, так и имена многих гражданских преступников и расколоучителей. В таком виде чин Православия был напечатан в 1767 г. Чин Православия совершался в кафедральных соборах после прочтения часов или перед окончанием Литургии на середине храма перед иконами Спасителя и Божией Матери, возлежащими на аналое. Чин был существенно сокращен в 1801 г., в нем перечислялись только ереси, без упоминания имен ерeтиков. Чин оставался без переработки до 1869 г., когда из него были убраны имена государственных преступников.

    Чин содержал в себе чтение Символа Веры, произнесение анафемы и провозглашение Вечной Памяти всем защитникам Православия. Двенадцать анафематствований, как они провозглашались клиром от имени церкви до 1917 года, приведены ниже.

    Двенадцать анафематствований

    Отрицающим бытие Божие и утверждающим, яко мир сей есть самобытен и вся в нем без промысла Божия и по случаю бывает: анафема.

    Глаголющим Бога не быти дух, но плоть; или не быти Его праведна, милосерда, премудра, всеведуща и подобная хуления произносящим: анафема.

    Дерзающим глаголати, яко Сын Божий не единосущный и не равночестный Отцу, такожде и Дух Святый, и исповедающим Отца, и Сына, и Святого Духа не единого быти Бога: анафема.

    Безумне глаголющим, яко не нужно быти ко спасению нашему и ко очищению грехов пришествие в мир Сына Божия во плоти, и Его вольное страдание, смерть и воскресение: анафема.

    Неприемлющим благодати искупления Евангелием проповеданного, яко единственного нашего ко оправданию пред Богом средства: анафема.

    Дерзающим глаголати, яко Пречистая Дева Мария не бысть прежде рождества, в рождестве и по рождестве Дева: анафема.

    Неверующим, яко Дух Святый умудри пророков и апостолов и чрез них возвести нам истинный путь к вечному спасению, и утверди сие чудесами, и ныне в сердцах верных и истинных христиан обитает и наставляет их на всякую истину: анафема.

    Отмещущим бессмертие души, кончину века, суд будущий и воздаяние вечное за добродетели на небесех, а за грехи осуждение: анафема.

    Отмещущим все таинства святая, Церковью Христовою содержимая: анафема.

    Отвергающим соборы святых Отец и их предания, Божественному Откровению согласная, и Православно-Кафолическою Церковью благочестно хранимая: анафема.

    Помышляющим, яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению и при помазании на царство дарования Духа Святаго к прохождению великого сего звания на них не изливаются: и тако дерзающим против их на бунт и измену: анафема.

    Ругающим и хулящим святыя иконы, ихже Святая Церковь к воспоминанию дел Божиих и угодников Его, ради возбуждения взирающих на оныя ко благочестию, и ко оных подражанию приемлет, и глаголющим оныя быти идолы: анафема.

    После 1917 г. анафематствованы: “творящие беззакония и гонители веры и Церкви Православной” (1918 г.), несколько священников “публично похуливших Имя Божие” (1959, 1960 гг.). В течение многих десятилетий после революции 1917 г. чин анафематствования был запрещен для соборного провозглашения, и чин Православия включал только поминовение усопших.

    В последние десятилетия были осуждены те, кто пролил невинную кровь ближних своих в Москве, в октябре 1993 г. Слова отлучения были произнесены тем, кто разделяет учения сект, “новых религиозных движений”, язычества, астрологии и т.п. (1994 г.). Был отлучен от Церкви монах Филарет (Денисенко), который дерзнул наименовать себя “патриархом Киевским и всея Руси-Украины” (1994 г.). Архиерейский Собор 1997 г., после неоднократных увещеваний и предупреждений о бесчинном ношении иерейского креста после лишения сана, постановил: “Отлучить Глеба Павловича Якунина от Церкви Христовой. Да будет он анафема пред всем народом.”

    Предание анафеме не является проклятием, не является актом бесповоротно закрывающим путь к возвращению в Церковь и ко спасению. При покаянии и достаточных основаниях анафема может быть снята. Может быть она снята и после смерти. Так, важное значение для Русской Церкви имеет отмена анафемы старообрядцам в 1971 г.

  • Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

    В день Сретения (Встречи) Святая Церковь возвращает нас ко дням младенчества Господа Иисуса Христа. Она вводит нас в Иерусалимский храм, куда Пречистая Дева с праведным Иосифом принесла Младенца Иисуса, чтобы исполнить ветхозаветный закон. Раскрывая нам в празднике Крещения Господня о тайне освящения нас благодатью Божией, Церковь призывает теперь к тому, чтобы мы, крещенные и освященные благодатью, сделали первый шаг по пути нашего следования за Христом. Этот шаг приводит нас к посвящению Богу. В Ветхом Завете Богу посвящались только первенцы мужского пола, в Новом же Завете мать-христианка приносит Господу всякого ребенка, потому что теперь в Церкви Христовой «несть мужеский пол, ни женский» (Гал. 3, 28). «В день Сретения Младенец Иисус представляется Богу не только как Первенец Своей Пречистой Матери, но и как Первенец всего человечества, как Святейший Начаток, чтобы стать начатком в двойном смысле, начатком — жертвой Богу от грешного человечества, и Начатком же как Преемником и Проводником Даров Божиих людям: чтобы сделаться Божественным начатком, как бы квасом или закваской для оживотворения всего мертвенного человеческого примешения спасительным действием благодати Божией» (Никанор, архиепископ Херсонский. Таинственный смысл праздника Сретения Господня).
    Подобно тому, как праздник Крещения Господня напоминает нам о нашем освящении благодатью в Таинстве Крещения, праздник Сретения напоминает нам о нашем воцерковлении. Он призывает нас к обновлению нашего завета с Богом, к посвящению нашей жизни Господу Иисусу Христу. В этот день Господь явился пред лицо Божие в Иерусалимском храме не только за Себя, но и за нас и для нас. В этот день Он призывает и нас последовать за Ним во святилище и посвятить Ему нашу жизнь и наши души.
    «Освяти Мне всякаго первенца, разверзающаго всякия .ложесна между сынами Израилевыми, от человека до скота», — заповедано было Господом через Моисея-пророка. – «Отдавай Мне Первенца из сынов твоих» (Исход, 13; 2, 22; 2д и др.) Когда же служение при скинии Завета было отдано колену Левиину, — т.е. левитам, за первенцев был определен особый выкуп (Левит, 12; 6-8).
    Итак, Искупителя грехов всего рода человеческого принесли во храм Иерусалимский — для искупления, а Честнейшую Херувим, Пречистую Матерь Его – ожидал древний обряд очищения роженицы, которая в течение пер¬вых сорока дней после рождения младенца мужского пола почитались нечистой: в эти дни ей запрещено было касаться священных предметов, подниматься на Храмовую Гору во Святом Граде Иерусалиме и участвовать в общественном богослужении (нечистота тех, кто произвели на свет младенца пола жен¬ского, длилась в общей сложности шестьдесят шесть дней (Левит, 12; 2-5). Согласно древ¬нему преданию, повторенному в сочинениях свв. Григория Нисского, Кирилла Алек¬сандрийского и Андрея Критского, первосвященник Иерусалимский по благодати, вопреки ветхому закону, свел Богородицу с Младенцем с места, предназначенного для жен нечистых. – туда, где дозволялось находиться лишь девицам, оставив без внимания упреки книжников и фарисеев.
    «Когда пришла полнота времен, Бог послал Сына Своего, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных», — пишет по этому поводу Апостол Павел (Галат,4; 4). «И когда они совершили все по закону Господню, возвратились в Галилею, в город свой Назарет (Лук., 2; 39).
    Сообразуясь с этим указанием Евангелиста Луки, который особенно стремился к хронологической последовательности в своем изложении Благой Вести, можно допустить, что Святое Семейство бежало в Египет не прямо из Вифлеема, но из Назарета, пробыв там короткое время. В самом деле, события евангельской истории — до бегства в Египет, — выглядят следующим образом: Рождество в Вифлееме Иудейском; Обрезание Господне на восьмой день (там же); посещение храма Иерусалимского на сороковой день (т.е., Сретение); возвращение в Вифлеем и пребывание там до прихода волхвов (?) — уход в Назарет, а оттуда – в Египет.
    Археолог Вольфганг Пакс в своем детальном иллюстрированном путеводителе по Св. Местам Палестины «По следам Иисуса» замечает, что «предположительно Иосиф и Мария с младенцем перебрались в маленькое каменное строение; мы не знаем, было ли оно построено самим Обручником (строительных дел мастером по роду своих занятий) или принадлежало кому-либо из его родственни¬ков. Нынче от него ничего не осталось»
    Предания о некоем доме Святого Семейства в Вифлееме, — точнее в его ближних окрестностях, — сохраняются в среде христиан Палестины и до сего дня. Но согласно Четьям-Минеям Богородица в продолжении соро¬ка дней жила в том же вертепе, где родился Спаситель. Существует также тради¬ция относить приход волхвов к же первым дням после Рождества: потому-то и рассказывается, что очистительное жертвоприношении Приснодевы — две горлицы (Лук., 2; 24): было столь малым, ибо из золота, принесенного в дар волхвами, ,Она оставила у себя лишь малейшую часть раздав все остальное нищим. Не забудем при этом, что царь Ирод «послал избить, всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его от двух лет и ниже» (Матф. 2,16), но Господа среди этих жертв не оказалось: уведомленное Ангелом, Святое Семейство покинуло город. Как это произошло? – Получается, что по воле Божией убийцы со Христом разминулись: Иосиф и Мария с Богомладенцем находились уже в Иерусалиме, в храме, когда иродовы солдаты вошли в Вифлеем.

    «…Дух Святый был на нем»,- говорится в Евангелии о старце Симеоне, вышедшем во сретение Христу (Лук., 2; 25). «Подобно другим ветхозаветным праведникам и Симеон готовился умереть с верою во исполнение обетований Божиих, но Дух Святый возвестил ему, что ему предстоит жребий гораздо лучший» (Архиеп. Никодим. Душеполезное Чтение, ч 1,.1861). Вспомним, что этот лучший жребий — был наказанием за неверие: согласно преданию, доживший до глубочайшей старости Симеон, усомнился в истинности Исайиева про¬рочества о Деве, Которая родит Сына (Исайя, 7;14). Как один из создателей Септуагинты («перевода Семидесяти»), го¬товящих греческий текст Библии для царя Птолемея Филадельфа, молодой ревностный книжник Симеон хотел было вычеркнуть необычайные слова, которые должен был передать по-гречески, но Ангел удержал руку его, воскликнув: «Верь написанному! ты сам увидишь исполнение слов этих, и не умрешь, покуда не узришь их исполнение».
    Праздник Сретения по Уставу относится к Богородичным, и даже зовется иног¬да Сретением Пресвятая Богородицы; вместе с тем некоторые особенности Сретенского богослужения таковы же как и на праздники Господни. И эта «двойственная природа праздника, радость Сретения и Страстная скорбь» (Инок Григорий Круг, Мысли об иконе 1969) отражена в пророчествах святого старца Симеона, обращенных и к Младенцу, и к Матери Его. Мир как бы разделяется надвое; — рассекается тем же оружием (собственно – мечом), что, по словам Симеона-Богоприимца, пройдет душу Богоматери, дабы открылись «помышления многих сердец» (Лук., 2; 35) И, заметим, это в последний раз до самого Распятия — когда Матерь Божия еще пытается уберечь Сына Своего, удержать Своими руками. Поэтому в Сретении содержится и Страстное Благовещение: На праздничной иконе «Матерь Божия как бы несет Спасителя, но Спасителя на Ее руках уже нет, Его держит Симеон-Богоприимец, и престол, изображенный в самой середине иконы, между Матерью Божией и Христом на руках Симеона образу¬ет как бы непреодолимую преграду» (инок Григорий Круг).
    Праздник Сретения по сути своей – разграничивает. И эту его особенность хорошо осознавали наши предки, говоря: «на Сретенье солнце на лето, а зима на мороз поворотили».

  • Святое Богоявление (Крещение) Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

    Из библейской книги Иисуса Навина следо¬вало, что в воду Иордана были ввергнуты камни — в память чу¬десного перехода израильтян по дну реки словно по суху; блажен¬ный Иероним, живший на Святой Земле в IX ст., свидетельствует, что эти камни, поставленные на месте прохождения, были видны еще в его время. Именно там, возле Вифавары (что означает переправа) крестил народ Иоанн Предтеча Господень — последний Пророк Ветхого, уходящего, Завета. И, указуя на беле¬сые скользкие глыбы, он произнес грозно:
    «И не думайте говорить о се¬бе: отец у нас Авраам, ибо гово¬рю вам, что Бог может из кам¬ней сих воздвигнуть детей Авра¬аму» (Мф. 3, 9).
    Впрочем, из иных толкований следует, что Креститель под камнями разумел язычников, — хотя трудно понять, откуда в толпе, окружавшей пророка, взя¬лось сколько-нибудь заметное число таких, кто бы не исповедо¬вал закон Моисеев. Так или иначе, а паломники несли — и по сей день несут — от святой реки источенные, округленные струями иорданских вод ка¬менные обломки; и не все ли мы из них возведены в сыновей Авра¬аму?
    «Начало миру — вода, начало Евангелию — Иордан», — сказа¬но у св. Кирилла Иерусалимско¬го. Как во втором стихе книги Бытия, в день Крещения дух Бо¬жий вновь парил над водою, — над мокрыми русыми («кои вились на оконечности», — говорится у Церковного историка Никифора Каллиста) волосами Христа, и Сам Бог-Отец, Господь Воинств, — по выражению одного современного церковного автора, — не стер¬пел и воскликнул: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем-же благоволих!»
    Придя к селению Вифавара, что находилось в нескольких километрах от Мертвого моря. Гос¬подь знал «что Он делает и для чего Он делает» (прот. А.В. Гор¬ский). «Иисус Христос требует для Себя крещения, как символа покаяния в грехах человечества», — читаем мы в одной из празд¬ничных проповедей. Но верно ли здесь, применимо ли – само понятие символа?
    «Он приходит на иорданские воды с тем, чтобы омыть грехи мытарей и грешников, — гово¬рит святой Иоанн Златоуст. — О новое чудо! О неизреченная бла¬годать! Христос совершает под¬виг, а я получаю почесть; Он во¬юет с диаволом, а я оказываюсь победителем; Он крестится, а с меня снимается скверна…»
    И Предтеча, исполненный про¬роческого духа, знает, что вот сейчас, на его глазах, Агнец Бо¬жий берет на Себя грехи мира, и, по-человечески, пытается удер-жать Его, потому что Богоявле¬ние — это Огонь Поядающий, — а не об огне ли он сам недавно го¬ворил народу?
    - «Аз требую Тобою креститися, и Ты ли грядеши ко мне?!» (Мф. 3, 14).
    Через три года о том же спросил Его Апостол Петр:
    - «Господи! Тебе ли умывать мне ноги?» (Ин. 13, 6-7).
    И ответы на поставленные вопросы схожи «Оставь теперь; ибо так надлежит нам испол¬нять всякую правду (Иоанну Предтече). А вот ответ, полученный Петром: «Что Я делаю, те¬перь ты не знаешь, а уразумеешь после» (Ин.13, б-7).
    Иоанн соглашается сразу, уче¬ник — сперва спорит, но и в том, и в дру¬гом случае — евангельское служе¬ние Христово длится до конца.
    «Преподобный Паисий Вели¬кий молился за своего ученика, который отрекся от Христа, и когда он молился, явился ему Гос¬подь и говорит: Поисие, за кого ты молишься; ведь он же отрекся от Меня? — но преподобный продолжал жалеть своего ученика, и тогда Господь сказал ему:
    — Поисие, ты Мне уподобился любовью.
    Так стяжевается мир, и кроме сего другого пути нет» (в изложении Св. Силуана Афонского. О мире).
    Христос, по словам того же св. Силуана, был до того печа¬лен о народе, что пошел за них на крестную смерть.
    «…Мы решились погрузиться в струи иорданские, хотя быстро¬та течения и пугала нас; однако сила воли взяла свое, и мы вошли в воду. Почти невозможно было стоять от сильного течения и скользкого грунта, так что мы должны были держаться друг за друга и таким образом могли войти в воду немного выше коле¬на, но далее рискованно было углубляться» (А. Коптев. Воспо¬минания о поездке в Константи¬нополь, Каир и Иерусалим в 1887 году. СПб, 1888).
    Наш соотечест¬венник-паломник, возможно, сам того не подозревая, «символически» являет в своем описании образ Крещения во Хрис¬та, тяжесть которого казалась христианам первых веков до того труднопереносимой, что крести¬лись они перед смертью.
    Именно здесь, на Иордане – положено было начало крестного пути, ведущего к Голгофе и Воскресению.
    «Глас Господень на водах вопиет, глаголя: приидите, приимите вси Духа премудрости, Духа разума, Духа страха Божия, явльшегося Христа. Днесь вод освящается естество, и разделяется Иордан, и своих вод возвращает струи, Владыку зря крещаема» (из праздничной службы).

  • Введение во храм Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии

    В этот день Святая Православная Церковь вспоминает дивное событие, которое произошло более двух тысячелетий тому назад: в Иерусалимский храм была приведена Пресвятая Дева, Матерь Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. «В храме Божии ясно Дева является и Христа всем предвозвещает», — сказано во Введенском тропаре.

    Праздник Введения Пресвятой Богородицы во храм возник на основании Церковного предания, дабы пролить свет на «исполнение Зиждителева смотрения» (тропарь праздника), совершившееся на этот раз в предизбранной Деве, посвятившей себя служению Богу. Церковь нарушает молчание Священного Писания, раскрывая неисповедимые пути Господни, которые готовят Вместилище для Божественного Слова: «от пророков проповеданную и в храм приведенную прежде век пронареченную Матерь и в последняя лета явльшуюся Богородицу» (стихира на литии), Которая «вводится днесь» во святая святых как «священное сокровище славы Божией». Глубокой тайной покрыта земная жизнь Пресвятой Богородицы от младенчества до вознесения на Небо. Сокровенна была и Ее жизнь в Иерусалимском храме. “Если бы кто спросил меня, — говорил блаженный Иероним, — как проводила время юности Пресвятая Дева, я ответил бы: то известно Самому Богу и Архангелу Гавриилу, неотступному хранителю Ея”.
    Событие Введения не упоминается в канонических Евангелиях, а известно из более поздних апокрифических текстов, таких как греч. «Протоевангелие Иакова», известное в древнерусском переводе как «Иаковля повесть» (2-я пол. II в.) и др. Они отражают устное предание, возникшее в ранних христианских общинах, но дополнены подробностями из библейских книг, имеющих прообразовательное значение (1 Пар. 15 и Пс. 44), а также из евангельской истории Сретения Господня (Лк 2. 22–38).
    «…Дитя достигло двух лет отроду, и сказал Иоаким: возьмите Ее в Храм Господен, во исполнение обета, который приняли мы на себя и должны исполнить; дабы не взыскал с нас Господь, и дар наш чтобы не стал неприемлем для Него. И сказала Анна: дождемся третьего года, чтобы не задержать Дитяти дольше с отцом Ее и матерью Ее. И когда сравнялось Дитяти три года, сказал Иоаким: призовите непорочных девиц и вручите каждой по светильнику, и дайте им зажечь их, и пускай не оборачивается Дитя назад, и сердце Ее да не отвратится от Дома Божия. И сделали так, доколе не вошли во Храм. И принял Ее священник, и облобызал Ее и ж благословил Ее, говоря: возвеличит Господь Бог имя Твое во все роды; в Тебе, в конце времен, возвестит Господь избавление детей Израилевых» (Иаковля Повесть, 7,1-6)
    Входом в Иерусалимский храм служила площадка, к которой вели с земли пятнадцать ступеней по числу пятнадцати псалмов, воспевавшихся здесь священниками и левитами. Иоаким и Анна поставили Отроковицу на первой ступени. На прочие же 14 ступеней Она взошла Сама и очень быстро без всякой поддержки стала на верху церковного помоста, укрепляемая невидимой Божией силой. Такому восхождению, доступному только взрослым людям, удивились все присутствующие и особенно св. Захария. Как исполненный Святого Духа пророк, он сказал Анне: «Благословен твой Плод, жена; преславны твои ложесна и Приведенная тобою». После того он взял за руку святую Марию и повел Ее во святилище со словами: «Гряди, Свет для лежащих во тьме, новое и Божественнейшее дарование. Войди в радость, в Церковь Господа Твоего: теперь — в земную, позже — в горнюю». Богоотроковица же шла по дому Господню, как по чертогу, с великой радостью и играя. Из святилища Захария, к удивлению всех, повел Ее за вторую завесу храма, то есть во Святое святых, и там указал Ей место молитвы. Причиной такоro непонятного многим нарушения Моисеева закона о Святом святых было следующее. Захария, по внушению Божию и просвещению благодатию, вдруг уразумел тогда, что символическое нахождение кивота Завета во Святая святых собственно обозначало постоянное стояние там на молитве Живого Кивота Божия— Пресвятой Марии. В силу этого откровения он без всякого сомнения и колебания и вопреки закону ввел сюда Пречистую.
    Пресвятая Мария в начале своей жизни при храме была помещена в здании для девиц. В разъяснение этого замечания необходимо сказать, что Иерусалимский храм имел много жилых помещений, примыкающих к церковной стене с внешней ее стороны. Расположенные кругом с небольшими промежутками, эти помещения представляли из себя трехэтажные здания, равные высотой церковной стене. Внутри каждого здания имелись удобные для жилья комнаты. Упомянутые столпообразные сооружения как бы подпирали и утверждали ограду храма и были заселены посвященными Богу девами, вдовицами, хранившими до кончины свою чистоту по обету, назореями (членами своеобразного ветхозаветного монашеского ордена), жившими без супругов. Все, служившие Господу при храме, получали пропитание из церковных средств.
    «Чтобы небо впоследствии времени приняло нас, необходимо здесь — на земле каждому положить в душу свою что-нибудь родное небу, иначе на небе не будет для нас места. Пресвятая Дева введена была во храм и оставлена там до известного времени именно для того, чтобы сроднить Ее с небом, так как храм для этого лучшее место. Царь небесный потому и принял Ее, вселился в Ее утробу, что она была приготовлена к принятию Его духовным воспитанием, что природные добрые Ее расположения и наклонности вполне развились и утвердились здесь так, что она сроднилась душою с чистыми небожителями, быв предочищена Духом Святым, — говорит святой праведный Иоанн Кронштадтский. — Надобно приучить ум обращаться чаще к небу, к Богу, к вечности нам приготовленной и нас ожидающей.».

    По милости Божией в дни, предшествующие Введению, нашу епархию посещает мироточивый образ Божией Матери «Умягчение злых сердец». А с вечера предпраздничной субботы 20 ноября/3 декабря, и в самый день праздника образ будет находиться в Свято-Николаевском кафедральном соборе в Монреале.

  • Рождество Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии

    Один из крупнейших иконописцев Русского Зарубежья инок Григорий (Круг) в своих заметках об изображении Рождества Богородицы останавливается на обилии земных, телесных деталей, буквально переполняющих икону: служанки несут еду и питье св. Анне, повитухи готовят теплую воду для омовения Дитяти, — добавим к этому, что по древнему преданию в доме св. Богоотец (греки говорят «дом св. Анны», забывая о кротком Иоакиме) находились бани, где св. Анна будто бы купала Богородицу до трехлетнего возраста.

    По убеждению инока Григория, «все эти домашние подробности не бессмысленны; они свидетельствуют о том, что нет в священном событии ничего незначительного, и самое скромное участие делает присутствующих причастниками общему светлому празднику. — В Рождестве Божией Матери,- продолжает инок Григорий, — освящается и семейное начало, и бытовое, потому что в Рождестве Ее они становятся приготовлением встречи Великого Царя.».

    Обстоятельства Рождества Приснодевы, усвоенные иконописью и последованием праздничной службы содержатся в апокрифическом евангелии Иакова-брата Божия. Протоевангелие Иакова обыкновенно относят к концу первого-началу второго столетия христианской эры. Евангелие Иакова, которое наши предки называли Иаковля Повесть, строго говоря, не апокриф, не отреченная (т.е. отвергнутая Церковью) книга; в XII в. на него ссылается игумен Даниил — автор первого из дошедших до нас русского «хождения» (описания паломничества) на Святую Землю. А пять веков спустя — изложение Иаковлева евангелия помещается в Минеи Четии св. Димитрия Ростовского. Речь идет о некоей письменной вероисповедной основе первохристиан Палестины, не вошедшей в канон Четвероевангелия, но никак не о «лжеучении». Известный отечественный публикатор ветхо- и новозаветных апокрифических текстов И.Я. Порфирьев высказывался по этому поводу так: «Основная мысль, предмет или событие в апокрифах заимствованы из книг свящ. Писания, но они распространены и украшены такими вымышленными рассказами и подробностями, о которых ничего не говорится в священных книгах. … Благочестивое чувство и воображение христиан первых веков не удовлетворялось теми краткими сказаниями о жизни и делах Спасителя, Богоматери и Апостолов, какие находятся в книгах Нового Завета; они старались дополнить эти сказания…»
    Но подобные дополнения совсем необязательно есть лишь поэтический плод «благочестивого чувства и воображения»; таким образом, не всегда относятся они только к области духовной поэзии; напротив того, они доводят до нас прекрасные частности, принадлежащие истории Евангельской. Внимательный исследователь обнаруживает в них искомую краску, свидетельство реально происходившего во времени, предъизбранном для Воплощения Божия. И они же, по рассмотрении и принятии Церковью, оказываются частью Священного Предания.

    «Согласно с историею двенадцати колен Израилевых, Иоаким был человеком весьма богатым»,- читаем мы в первом стихе евангелия Иакова. Когда в очередной раз приблизился праздник, и он принес пред Господа щедрые дары и жертвы, встал перед ним иудей из колена Рувимова — и напомнил, что Иоакиму, как бездетному, не подобает являться «с первинками, ибо он не произвел собственных первинок во Израиле. Тяжко восскорбел Иоаким; не возвратился он к жене своей Анне, но удалился в пустыню, и разбил там шатер свой. Затем постился он сорок дней и сорок ночей, говоря себе: Не обращусь я ни к еде, ни к питью, покамест не узрит меня Господь Бог мой. Молитва будет мне во снедь»(Первоеванг. Иак., 1,9).
    Между тем служанка Анны пыталась утешить горько рыдающую госпожу, но услышав в ответ: «Убирайся вон!», и сама разобиделась: «Да кто ж я такая, чтобы это /от тебя/ слышать?! Господь затворил утробу твою, веля не принимать твоего плода во Израиле» (там же, 2,б).
    Как видим, выбор Господень потребовал от праведной четы смирения перед лицом бесчестия, — ибо, по словам Той, кто вскоре грядет стать их Дочерью, Создатель «богатящихся отпустил ни с чем», но услышал слезную молитву Иоакима и Анны.
    «Пришел срок ее, и наступили у Анны роды по истечении девяти месяцев. И сказала она повивальной бабке: Кого я рожаю? — и ответила та: Дочь. — Тогда сказала Анна: Величит душа моя сей день; и прилегла»(там же, 5,5).
    Как гласят древнейшие – отчасти писаные — источники, в основе своей дошедшие до нас от апостольского века, родители Пресвятой Девы владели в Иерусалиме домом неподалеку от Овчей Купели, — где впоследствии Господь Иисус исцелил расслабленного, тридцать восемь лет прикованного к ложу.
    На месте этого дома, память о расположении которого передавалась палестинскими христианами из поколения в поколение, в византийскую эпоху была возведена огромная базилика; по мнению многих археологов, этот храм покрывал и дом праведных Богоотец, и Овчую Купель разом.
    После Третьего Вселенского Собора в Эфесе, когда предание о Рождестве Приснодевы вошло в церковные служебники, дом Иоакима и Анны стал известен большинству общин верных. Собор проходил в 431 году, а к исходу V в. Рождество Марии стали праздновать в Иерусалиме: именно в храме на месте жилища св. Богоотец святой Иоанн Дамаскин произнес свое Богодухновенное Слово: «День Рождества Богородицы есть праздник всемiрной радости, потому что Богородицею весь род человеческий обновился… Она вся — чертог Духа, вся — град Божий, вся — добра, вся — ближняя Богу».

    В течение последующих столетий базилика над домом свв. Богоотец то разрушалась гонителями христианства, то вновь восстанавливалась, покуда в начале одиннадцатого века калиф Хаким не превратил ее в груду развалин.
    Крестоносцы возвели небольшую капеллу в самом центре развалин византийской постройки, а в 1140 году — церковь во имя св. Анны на самым домом св. Богоотец.
    Меньше чем через полстолетия великий воитель Ислама Саладдин изгнал крестоносцев со Св. Земли. Церковь святой Анны превратили в мечеть, а монастырь — в мусульманскую школу, — однако по местному поверью ни одна женщина-мусульманка не могла долго пребывать на этом месте. «…Вследствие частых заболеваний и смерти учеников школа эта была распущена,… и в мечети продолжала появляться смертельная болезнь между прихожанами…». (О. Дамаскин Смирнопул. Воспоминание /о/Святых Местах Иерусалима и всей Палестины, Иерусалим, 1908).
    Побывавший на Святой Земле в 1710 г. старообрядческий священник Иоанн Лукьянов застал еще церковь на месте дома св. Богоотец, охраняемую мусульманскою стражею, о чем оставил нам краткое описание. «А от Овчей Купели мало пошед, якобо вержение камени, дом Иоакима и Анны.., в том церковь сотворена во имя их; да в том же дому пещера, где родилась пресвятая Богородица; из той пещеры два окна вверьх; а сказывают. что одним окном вниде Ангел Господень ко Анне благовести зачатие, а другим изыде; а до того, сказывают. не было тех окон в той пещере; а живут в нем турки, а христиане приходят помолитися, и погани турки берут мыто, а с колугеров (калугеров, т.е. старцев. монашествующих – ЮМ) не берут; потом и в церковь пустят.». (Путешествие в Святую Землю старообрядца, Московского священника Иоанна Лукьянова, Москва, 1864, стр. 79)
    Известный наш церковный писатель Андрей Николаевич Муравьев, современник Святителя Филарета Московского и А.С. Пушкина в своих «Письмах с Востока» грустно отмечал: «Пройдя под сводами Антониевой башни, тяжело вздохнешь, увидя прекрасную церковь Рождества Богоматери, недавно обращенную в мечеть. Я был в ней, спускался в пещеру за алтарем к тому месту, где родилась родившая Спаса душ наших…».
    В конце концов и мечеть и школа были оставлены; в 1858 г., после завершения Восточной войны правитель Оттоманской империи особым указом преподнес древнюю церковь св. Анны в дар союзнику — Франции. Храм восстановили, лучше сказать, реконструировали, монастырь — теперь мужской, — открылся заново, достроили несколько жилых помещений, появились католическая семинария и музей. Раскопки помогли обнаружить скрытые глубоко под почвой и щебнем остатки византийской основы. Через полстолетия, в 1907 году совсем рядом поставили греческую православную церковь и странноприимницу. Разрешение на постройку было дано годом ранее некоему монаху Сильвестру из Святогробского Братства. Строили же, как это обычно водилось, на жертвованные русские деньги. В уже упомянутом нами труде иродиакона и лампадария Св. Гроба Господня о. Дамаскина Смирнопула «Воспоминание /о/ Святых Местах…» приводится замечательная фотография, на которой у дверей новопостроенного здания над домом св. Богоотец стоят подковкою российские паломницы-богомолки; лица их серьезные, счастливые и измученные; видно, только-только добрались до Святого Града – и рады несказанно. А на уровне второго этажа на местах незаконченных балконов видны лишь балки опор; на одной из них. ни за что не держась, молодецки стоит русский строительных дел мастер; стало быть, одной специальности со св. Иосифом Обручником (некогда усвоенный «деревянною Европою», — по замечанию еп. Кассиана Безобразова, — плотник есть приблизительный перевод греческого слова тектон, что и означает строитель). Собственно под церковью в доме св. Богоотец находится что-то вроде двухъярусной пещерки-подвала с остатками древней мозаики — следы той части византийского храма, которая покрывала жилище Богоматери в Иерусалиме.

    «Она есть цвет, прозябший от неплодной и застарелой утробы сухого дерева, — сказано о Матери Божией в Четьях-Минеях, — цвет неувядаемый, присноцветущий девством, цвет благоухающий, родящий благоухание Единаго Царя, цвет, приносящий плод — Христа Бога Господа, единственное яблоко благовонное» (Сентябрь, день восьмой).

  • Успение Пресвятыя Славныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии

    Дивна была жизнь Пречистой Девы, дивно и Успение Ее, как воспевает Святая Церковь: «Бог вселенной показует на Тебе, Царица, чудеса, превышающие законы природы. И во время Рождения Он сохранил Твое девство, и во гробе соблюл от истления тело Твое» (канон 1, песнь 6, тропарь 1).
    Обстоятельства Успения Божией Матери известны в Православной Церкви от времен апостольских. В I веке о Успении Ее писал священномученик Дионисий Ареопагит. Во II веке сказание о телесном переселении Пресвятой Девы Марии на Небо уже находится в сочинениях Мелитона, епископа Сардийского. В IV веке на предание об Успении Матери Божией указывает святитель Епифаний Кипрский. В V веке святитель Ювеналий, Патриарх Иерусалимский, говорил святой благоверной греческой царице Пульхерии: «Хотя в Священном Писании нет повествования об обстоятельствах кончины Ее, впрочем мы знаем об них из древнейшего и вернейшего предания». Это предание с подробностью собрано и изложено в церковной истории Никифора Каллиста в XIV веке.
    Ко времени Своего блаженного Успения Пресвятая Дева Мария опять прибыла в Иерусалим. Слава Ее как Матери Божией уже распространилась по земле и многих завистливых и гордых вооружила против, которые покушались на Ее жизнь; но Бог хранил Ее от врагов.
    Дни и ночи Она проводила в молитве. Нередко Пресвятая Богородица приходила ко Святому Гробу Господню, воскуряла здесь фимиам и преклоняла колена. Не раз покушались враги Спасителя препятствовать посещать Ей святое место и выпросили у первосвященников стражу для охраны Гроба Спасителя. Но Святая Дева, никем не зримая, продолжала молиться пред ним.
    Пречистое тело Матери Божией было погребено на семейном кладбище. С самого погребения Ее христиане благоговейно чтили гроб Матери Божией и устроили на том месте храм. В храме хранились драгоценные пелены, которыми были повито пречистое и благоухающее тело.
    Святой Патриарх Иерусалимский Ювеналий (420—458) утверждал перед императором Маркианом (450—457) достоверность предания о чудесном восшествии Матери Божией на Небо и послал его супруге, святой Пульхерии (+ 453; память 10 сентября), погребальные пелены Матери Божией, которые взял из Её гроба. Святая Пульхерия положила эти пелены во Влахернском храме.
    Сохранились свидетельства, что в конце VII века над подземным храмом Успения Пресвятой Богородицы существовала верхняя церковь, с высокой колокольни которой был виден купол Храма Воскресения Господня. Следов этой церкви ныне не видно. В IX веке близ подземного Гефсиманского храма была выстроена обитель, в которой подвизались более 30 монахов.
    Большим разрушениям подвергся храм в 1009 году от гонителя святых мест халифа Хакима. Значительные изменения, следы которых остались и поныне, произвели крестоносцы. В XI— XII веках исчезла из Иерусалима часть вырезанного камня, на котором Спаситель молился в ночь Его предания. Эта часть камня до VI века находилась в Гефсиманской базилике.
    Но, несмотря на разрушения и изменения, общий первоначальный крестообразный план храма сохранился.
    «Нужно, чтобы то, что составлено из земли, – и возвратилось бы в землю, а потом взошло бы на небо, приняв в земле чистейшую жизнь чрез отложение в ней плоти; нужно, чтобы тело чрез смерть, как бы чрез огонь в горниле, подобно злату, очистившись от всего мрачного и грубой тяжес¬ти брения, восстало из гроба нетленным, чистым и озаренным светом бессмертия». – Эти слова принадлежат св. Иоанну Дамаскину На Успение 754 года святой сказал проповедь в Иерусалиме – над Гробом Пречистой, завещавшей похоронить Себя в Гефсимании, у подножия горы Елеонской, неподалеку от того места, где прошла последняя ночь земной жизни Ее Сына.
    По свидетельству византийского Церковного историка Георгия Кедрина, преставлению Богородицы предшествовало как бы второе Благовещение: «Пресвятая Дева, однажды, коленопреклоненно молилась на том самом месте, где некогда молил о Чаше Божественней Сын Ее, – тогда внезапно предстал перед Нею Архангел Гавриил, и, вручая Ей знамение победы над телесною смертью, ветвь от райского финикового дерева, – возвестил Ей о скором Ее преставлении, долженствующем совершиться через ТРИ ДНЯ». Георгий Кедрин пишет, что ветвь эту нес по Успении перед гробом Богородицы апостол Иоанн Богослов.
    Обстоятельства кончины Приснодевы, как и все связанное с нею, изложены в труде некоего Левкия – младшего современника апостолов. Апокриф этот весьма древний, и относится к началу второго столетия христианской эры; фабула его совершенно совпадает с Успенской православной службой. По утверждению Левкия, нареченный сын Пречистой апостол Иоанн и первый епископ Иерусалимский Иаков Брат Божий уведомили всех верных о грядущем Успении Богоматери. Апостолы чудесным образом были восхищены из разных краев – во Святой Град Иерусалим. Только апостол Фома, по особому смотрению Божию, не успел проститься с Матерью Спасителя. Далее Левкий отмечает, что Богородица была погребена на Гефсиманском кладбище, близ Иосафатовой долины, рядом с могилами родителей Ее – свв. Иоакима и Анны, в одной из трех на тамошнем участке кладбища гробниц – крайней к востоку.
    Сравнительно недавно, в 1972 году археологу и крупнейшему специалисту по ранним христианским памятникам францисканцу Беллармино Багатти выпала честь подтвердить абсолютную точность указаний Левкия. Способствовало открытию очередное наводнение: зимой 1972-го года подземный храм Успения Божией залило сильнее обычного. «Несчастья нередко оказываются провиденциальными, – говорится в докладе профессора-монаха. – В прошлом, когда Сестра наша Вода завершала свое поклонение святыне, хранители ее, греки и армяне, заменяли в храме облачения и как только стены малость обсыхали – белили их заново. Но на сей раз было решено проделать более основательную работу. Когда обвалилась штукатурка, нашим глазам представилась каменная стена погребального помещения Девы Марии. Я изучил смежные со склепом Ее остатки некрополя первого века. Там и обнаружились все три гробницы.».
    Сорок восемь ступеней широкой каменной лестницы, по которым в Успенские дни буквально стекает горячая восковая река, образованная тысячами расплавленных свечей, ведет в подземный храм. В пятом столетии над высеченной в скале гробницей Приснодевы стояла богато изукрашенная церковь византийского стиля, а ступеней было всего двадцать, но с тех пор а точнее, со времен крестоносцев, – уровень почвы изменился и Успенский храм как бы погрузился глубже в каменистый грунт.
    За три дня до Успения православное духовенство Иерусалима переносит в Гефсиманию серебряную Плащаницу – в воспоминание о том дне, когда апостолы перенесли из дома ап. Иоанна на горе Сион Пречистое Тело Богородицы. Кстати, В календаре, составленном еще до эпохи крестовых походов в Иерусалиме, значится праздник «перенесения Тела Марии от горы Сион в Гефсиманию». А 14 августа по Церковному календарю, за день до праздника, Патриарх Иерусалим¬ский и все Святогробское Братство шествуют по Крестному Пути по направлению к воротам святого Стефана (они же – известны как Львиные, и – врата Госпо¬жи Марии). Несколько в стороне от них, за Кедронской долиной, и находится храм Успения – гробница Пресвятой Богородицы.
    ***
    …На третий день по Успении Богородицы в Гефсиманию пришел безутешный апостол Фома, – и рыдая, склонился над гробовой пещерой. Пожалев его горе, прочие ученики согласились отвалить камень, заграждающий доступ в гробницу, однако Пречистого Тела в ней уже не было, ибо Пресвятая Богородица «как бы сном на малое время смертию уснула, вскоре от нея яко ото сна, воспрянула, и мертвостъ гробную, как сонное от очес дремание оттрясши, узрела безсмертную в свете Лица Господня жизнь и славу» (из Успенского Канона).