Новости

Интервью с Архиепископом Монреальским и Канадским, Высокопреосвященнийшим ГАВРИИЛОМ.

19 Декабрь 2016

- Ваше Высокопреосвященство, для Вас нынешний год – знаментательный: 20-летие архиерейской хиротонии, 55-летие со дня рождения. А еще и 20 лет членства в Архиерейском Синоде Русской Зарубежной Церкви. Это немалый опыт синодальной работы. И в этом же году, Вам, постоянному члену Синода РПЦЗ, довелось потрудиться в Синоде Московского Патриархата, куда Вы были призваны на летнюю сессию. В чем сходство и в чем отличие принципов синодальной работы в Нью-Йорке и в Москве?

— В начале своего епископства я застал в Синоде тех наших архиереев, которые родились еще в Царской России: назову хотя бы приснопамятных Архиепископа Антония Сан-Францисского и Митрополита Виталия Канадского. От них поистине веяло особенным русским духом. Его мне выпало ощутить еще ребенком, в Австралии, где в эмиграции оказалось немало русских людей, и позже — учась в Свято-Троицкой Семинарии, где мне довелось встречать тех монахов, кто начал свое церковное служение в Императорской России и помнил ее. К людям Русского Духа, надо конечно, отнести и Архиепископа (будущего Митрополита) Лавра, тогда синодального секретаря, заместителем которого я вскоре был определен. Так что, по милости Божией, было у кого поучиться, дана была возможность черпать опыт, в том числе опыт синодальной работы. Если попытаться определить суть этого опыта, то в основе его находится соборный подход: иначе сказать, все должно решаться соборно. Из личного опыта общения, запомнилось, прежде всего, следующее: всячески стараться избегать поспешных суждений. Со всем дарованным нам благоразумием взвешивать все «за» и «против». Разрешать возникающие вопросы помолясь, тщательно, продуманно, чтобы потом не пришлось пожалеть о своей скоропалительности. Подобный подход к делу определяло бремя высшего архипастырского долга. Это бремя, очевидно, всегда ощущали на себе выдающиеся наши архиереи, с которыми мне привелось встречаться на заседаниях нашего Синода. При этом, а скорее, именно благодаря этому — они были образцами скромности и доступности. Воздействие подобного же подхода я заметил и в ходе заседаний Архиерейского Синода Московского Патриархата, проходивших под истинно благоразумным руководством Святейшего Патриарха Кирилла, в которых мне выпала честь принять участие этим летом. Заседания начались в Санкт-Петербурге, родном городе моей семьи с материнской стороны, чему лично в особенности был рад. Удалось, наконец, найти и наш родовой петербургский дом – дом Авенариусов на Суворовском проспекте. Петербургские заседания проходили в историческом здании Святейшего Синода, а поселили нас в гостинице восстановленного Новодевичьего монастыря.

- Вы указали на своего рода сходство подхода к работе зарубежного и отечественного Синодов. А каковы различия?

- Несопоставимы сами объемы работы. Даже перечень вопросов, включенных в повестку дня, обсудить за один день технически невозможно, не говоря уж о принятии в ходе обсуждения определенных решений. Поэтому к заседаниям заранее готовятся детальные предложения, а уж они-то и подлежат обсуждению. У нас, в Зарубежье, мы можем позволить себе обсуждение по горячим следам, и на это уходит всего полтора рабочих дня.
Главное же, что я ощутил во время заседаний – они проходили в духе братской любви.

- Ваше участие в летней сессии Синода совпало с одним, если и не самым значимым, как выяснилось, то несомненно самым обсуждаемым событием современной церковной жизни: встречей поместных Церквей на острове Крит. Встреча эта именовалась то всеправославным собором, то всеправославным совещанием, то чуть ли не Восьмым вселенским собором. Все эти наименования оказались преждевременными. Что бы Вы могли стазать по этому поводу?

- У нас продолжался оживленный разговор об участии в предстоящем «критском соборе». Еще в апреле, казалось, все были убеждены, что Русской Православной Церкви следует принять участие в этой встрече. Были уже забронированы номера в гостинице, приобретены билеты. Но, разумеется, участие делегации Руской Церкви предполагало определенные условия. Но в процессе урегулирования оставшихся несогласованными пунктов, выяснилось – Константинополь не дает ответа на поставленные вопросы. Это молчание Фанара все и решило. В апреле я находился в Иерусалиме с группой паломников из Канады и США. Мне позвонил управляющий делами Московской Патриархии Митрополит Варсонофий, желая узнать, смогу ли я прибыть на внеочередное заседание Синода, где пойдет речь о встрече на о. Крит. Я ответил, что возможности присутствовать на заседании для меня не представляется, но в случае проведения голосования я просил бы учесть мое мнение: воздержаться от нашего участия в этой встрече. И по результатам голосования выяснилось, что весь Архиерейский Синод единогласно пришел именно к такому решению. В целом, обсуждение «критского вопроса» нашими синодальными архиереями во главе со Святейшим Патриархом стало, не побоюсь сказать, торжеством братского общения и соборности.

- Вы член синодальной комиссии РПЦЗ по прославлению Новомучеников Российских. Проходили и совместные заседания, т.е., комиссий Зарубежной Церкви и Московского Патриархата. Не могли бы Вы рассказать, что сейчас обсуждается на этих заседаниях?

- Совместные встречи начались в 2014 году. Вторая из них прошла под председательством Святейшего Патриарха. Главное наше дело – упорядочение списка Новомучеников и Исповедников Российских. Сегодня списки отечественный и зарубежный не полностью совпадают, и мы бы, конечно, желали, чтобы он стал единым. Речь идет о выработке принципа подхода к документам, в частности, к потоколам допросов пострадавших за веру Христову. Гонители пытались оправдать преследования, которым подвергались верующие, а потому следует принять во внимание, что в протоколах допросов и в прочих подобных документах могли искажаться не только причины, по которым страдальцы за веру арестовывались и осуждались, но и сам нравственный и духовный облик арестантов. Это обстоятельство, как я полагаю, необходимо учитывать.

- Вы побывали в паломнической поездке по России еще до событий 1991 г. И Вы сопровождали в паломничестве приснопамятного митрополита Лавра. Получается, что Вам довелось непосредственно наблюдать за ходом возрождения Русской Церкви. Могли бы Вы провести своего рода сравнение: что происходило в те дни в России Церковной — и как ситуация выглядит сегодня?

- Впервые я отправился в паломничество по святым местам Отечества в 1988 году, в год 1000-летия Крещения Руси, с небольшой группой наших паломников из Нью-Йорка. Были в Москве, Киеве и Санкт-Петербурге. А вот второе мое паломничество в Отечество состоялось в августе 1993 года: я сопровождал приснопамятного Архиепископа Сиракузского и Троицкого Лавра вместе со своим однокашникком по семинарии, ныне протоиереем, о. Павлом Ивановым. Мы посетили Москву, проехали по «Золотому кольцу», были в Новгороде, Пскове, Гусь-Хрустальном, Белгороде. Видели Россию Церковную, какой она была тогда. Добавлю, что Высокопреосвященный Владыка Лавр отправился в паломничество, так сказать, инкогнито: на нем был наперсный крест, а не панагия. Политическая подоплека тогдашних событий для меня, потомка эмигрантов «первой волны», была в те времена не всегда ясна, но я увидел, что за прошедшие пять лет многое в Русской Церкви изменилось: Она возрождалась, Она становилась на ноги, и трагические события, творящиеся на нашей земле, приводили русского человека в ограду Церковную. Такова воля Божия о нас, и дело здесь не столько в возрастании числа прихожан. Рост этот есть следствие того, что русский народ возвращается к своим Православным корням, на которых и возросла наша Русская Цивилизация. Если судить по статистическим данным, процент таковых все еще не достиг того уровня, но который мы уповаем, но это только начало пути. Сегодня главная задача Церкви – это воцерковление нашего народа. Тем временем на Западе пустеющие за отсутствием прихожан церковные здания перестраиваются в «кондоминиумы», в клубы и рестораны, а в России, по милости Божией, только в одной Москве – планируется построить 200 новых храмов. Но диавол не спит. Бесовские силы недаром с таким упорным ожесточением ополчились на сегодняшнюю Россию. Наше Отечество винят во всех мыслимых и немыслимых преступлениях, нами буквально пугают детей и взрослых, делается все, чтобы посеять в людских сердцах на Западе ненависть к России. Но так ведется издавна: расцвет Православной Руси был ненавистен силам зла еще сотни лет тому назад. Именно это мы наблюдаем и теперь. Потому-то так важно для русского народа осмыслить судьбы России в ХХ веке. Ведь, увы, мало еще в России знают о состоянии умов перед смутой 1917 года, о сущности гонений на Церковь в 20-е годы. Знай люди больше о подвигах Новомучеников Российских, они бы ужаснулись. И стремились бы к воссозданию Исторической России. Результаты событий 1991 г. вызвали к жизни довольно распространенную иллюзию, будто бы какой-то вариант восстановления СССР может оказаться благом. Тогда как нам, в идеале, должно стремиться именно к возрождению Православной Русской державы. Но готов ли к этому наш народ?… А то, что случилось в 1917-м и продолжалось потом более семи десятилетий, было поистине попущением Божим, о чем еще в 1905 году говорил св. праведный Иоанн Кронштадский: «Если не будет покаяния у русского народа, конец мира близок. Бог отнимет у него благочестивого царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами». Слава Богу, что возрождение Руси началось. Кстати, в этом году я побывал в доме, где жил святой кронштадский пастырь, довелось сесть за его стол… В этом доме ощущается особая благодать.

- Вы упомянули о своем пребывании весной в Иерусалиме. В те же дни, на Святой Земле находился блаженнейший митрополит Киевский Онуфрий, которого хорошо знают и любят в РПЦЗ. Православная Церковь на древних землях Киевской переживает нелегкие времена. Как бы Вы охарактеризовали ситуацию?

- Мы не впервые встречаемся с владыкой Онуфрием на Святой Земле. На сей раз мне посчастливилось сослужить Блаженнейшему Митрополиту Киевскому на литургии, что совершалась на Гробе Господнем. Блаженнейший Онуфрий – подлинный архипастырь и монах, а потому – смиренен и доступен. Земля украинская страдает, и наша Церковь, украинская православная церковь Московского Патриархата, неизбежно несет на себе эти страдания. В этих условиях послушание, которое вручено Блаженнейшему Онуфрию, — есть, как принято говорить в церковной словесности, крестоношение.
Что до трагических событий на этих землях, которые длятся еще с поздней осени-зимы 2013 года, то я бы хотел напомнить тем, кто клевещет на Россию, будто бы она оказалась чуть ли не главным инициатором кровопролития: во все дни украинского кризиса действия России остаются только ответными, о чем не раз говорил президент Путин. Причем многие российские граждане даже считают эти ответные действия недостаточными, слишком умеренными. А сейчас зададимся вопросом: что произошло бы, если бы не в Киеве, а в Вашингтоне, перед Белым Домом, собралась буйная толпа, банды, вооруженные бутылками с зажигательной смесью, а кое-кто с боевым огнестрельным оружием, и постарались бы свергнуть избранного большинством народа президента? – Всякий здравомыслящий человек отлично знает ответ на этот вопрос; толпа была бы немедленно разогнана вооруженной силой. Само собой разумеется, что никакой смены власти в этом случае не произошло бы.

- 8 лет назад Архиерейский Собор возвел Вас на Монреальскую и Канадскую кафедру. В те дни Канадская епархия, некогда одна из самых успешных в РПЦЗ, еще не вполне исцелилась от последствий расколов и нестроений 2001 г., которые наложили свой отпечаток на весь ход епархиальных дел. Сейчас положение, слава Богу, иное: число приходов растет, множество верующих и священнослужителей, которые были смущены организаторами раскола, возвратилось в ограду Церковную. Каковы Ваши планы, — а, м.б., надежды и упования, — в качестве правящего архиерея?
- Монреальская кафедра ведет отсчет своего существования от дней приснопамятного архиепископа Иоасафа (Скородумова), просветителя Канады. В 1929 году архимандрит Иоасаф из Сербии прибыл настоятелем в Монреаль, где заслужил уважение как клира, так и мирян. 12 октября 1930 года в Белграде состоялась его епископская хиротония, которую возглавил блаженнейший митрополит Антоний (Храповицкий), авва Русской Зарубежной Церкви. Преосвященный Иоасаф был назначен епископом Монреальским. Исторически произошло так, что Канадская епархия развивалась с запада на восток: это было связано с расселением православных эмигрантов, прибывавших в Канаду. Когда 29 мая 1936 года была образована самостоятельная Эдмонтонская и Западно-Канадская епархия, туда и был назначен епископ Иоасаф. Владыка постоянно путешествовал во все концы огромной Канады: бывало, что поездом, бывало, что на подводе, а иногда приходилось и пешком. На протяжении двадцати лет он строил, крестил, венчал, устраивал богослужения, наставлял и проповедовал.
Действительно, от расколов 2001 года наша епархия понесла немалый урон. Но слава Богу, дела наши постепенно пошли на лад. Главное, теперь совершенно очевидно, что «ревнители не по разуму», которые стращали нас скорым и неизбежным отпадением в бездны экуменизма, а под этим предлогом создавали неканонический епископат, — эти ревнители жестоко ошибались. За прошедшие годы все смогли убедиться: и мы, Русская Православная Зарубежная Церковь, не «отпали», и Русская Церковь в Отечестве укрепилась в своей верности святоотеческим канонам. Укажем еще раз хотя бы на твердое стояние Святейшего Патриарха в вопросе о критской встрече. Обращаюсь к покинувшим в свое время ограду Церковную: задумайтесь, братья и сестры! Пришло время, когда нам, Православным русским людям, и в Отечестве, и в рассеянии, особенно необходимо единство. Вы все свидетели тому, что называющая себя «истинной зарубежной церковью» группа, уже разделилась в самой себе. На ее месте возникло не то пять, не то шесть враждующих между собою групп, и это дробление продолжается буквально в эти дни и часы, о чем, возможно, некоторые из вас еще не знают. Особенно следует задуматься тем, кто отошел от нас, будучи в священном сане. Мы знаем, что по св. Канонам, отделиться от своего архиерея возможно только «ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда [епископ] проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви». Но кто дерзнет сказать, что приснопамятный Владыка Лавр, в бытность которого первоиерархом РПЦЗ, было восстановлено молитвенное общение с Патриаршей Церковью в Отечестве, проповедовал ересь? И можно ли обвинить в этом нынешних наших архиереев? Мы неуклонно придерживаемся наших основ, которые были определены еще в дни Блаженнейшего Митрополита Антония, то есть с самого начала 20-х годов прошлого столетия. Если кто полагает себя русским патриотом, он никак не может находиться в отделении от русской Церкви, не может пребывать в расколе. Во все времена, судьба расколов всегда одна и та же: рано или поздно, они уходят в небытие, а те, кто в них «застревает», рискуют своим спасением. Само явление раскола служит только ненавистникам России.
В нашей епархии, по милости Божией, продолжают открываться новые приходы. Так, в 2015 году, на 1000-летие блаженной кончины Св. Равноап. Великого Князя Владимира, в Саскатуне (провинция Саскачеван) появился первый в истории Канады приход Русской Православной Церкви, носящий имя Крестителя Руси. В Калгари (провинция Альберта) появился новый приход. в честь Иоанна Златоуста. Добавлю, что новые приходы в нашей епархии основывают уже новые поколения русских людей, по разным причинам поселившихся в Канаде.
- Среди прочих новшеств, что появились в епархии Вашими стараниями, следует назвать регулярные паломничества по Святым Местам. Нет ли у Вас намерений расширить и дополнить паломнические маршруты?

- Паломничества из Канады мы неукоснительно проводим каждые два года: начиная с 2008-го, этой весной побывали на Святой Земле вот уже четвертый раз. Важно, чтобы всякий православный, пускай только единожды в жизни, получил возможность посетить места, где проходило земное служение Господа нашего Иисуса Христа. Паломничества наши обыкновенно завершаются на праздник Вознесения на горе Елеонской, в храме русского Спасо-Вознесенского женского монастыря, созданного попечениями арх. Антонина (Капустина), который, по воле Божией, стал фактическим основателем упорядоченного русского Церковного присутствия на Святой Земле; в августе будущего, 2017-го года, исполнится 200 лет со дня его рождения. Часть русских обителей, основанных о. Антонином на Святой Земле, была сохранена стараниями Русской Православной Церкви Заграницей. Не будь у нас этих обителей, паломничать было бы намного труднее.
Надеемся, что в год, разделяющий наши ежедвухгодичные паломничества на Святую Землю, мы отправимся поклониться святыням Руси. Предполагаем, что сподобимся также побывать у святынь Рима, в Бари у честных мощей Святителя Николая-Чудотворца и на острове Корфу, у св. Спиридона Тримифунтского. О чем, конечно, своевременно оповестим нашу паству.

- Высокопреосвященнейший Владыка, до нового 2017 года остаются буквально дни. Этот наступающий год в русском сознании накрепко связан с трагическими датами: февральским переворотом 1917 года, отречением Государя Императора Николая II Александровича, Св. Царя-Страстотерпца. А за всем этим последовал переворот октябрьский… В последние годы мы наблюдаем, что немало русских людей склонны как бы не замечать тех зловещих и кровавых событий, которые, так или иначе, но явились результатом правления большевиков. Но в ответ на упоминание этого бесспорного исторического факта, мы зачастую слышим: при этом правлении, при советской власти, при Сталине, фактически под его руководством, мы достигли величайшей победы над нашествием подвластной Германии частью Европы! Не смейте осквернять нашу Победу! Как Вы относитесь к такому подходу к русской истории середины ХХ века?

- Сразу скажу: «при советской власти» вовсе не означает «благодаря» ей. Не было на то воли Божией, чтобы погибла Россия, и потому нам была дарована победа над супостатами. Не взирая на безбожных правителей, можно даже сказать – вопреки им. Но по порядку. На последнем, декабрьском заседании Архиерейского Синода, которое, как у нас заведено, было приурочено к 10 декабря, то есть, ко дню обретения чудотворной иконы Божией Матери «Курская-Коренная», именуемой у нас Путеводительницей Русского Зарубежья, мы обсуждали вопрос о том, как подобает нам встретить эту трагическую дату. Сперва я позволю себе высказать мое личное мнение. Я уже не раз говорил, что нашему народу следует как можно лучше знать и осознавать собственную историю. Тогда, в частности, изменится его отношение к советским символам разрушительной революции, которые являются именно символами поражения, символами братоубийственной смуты. К этим советским символам следует отнести и «революционные» названия многих русских городов, в частности, моей родной Вятки, которая по сей день носит имя Кирова; и ведь это сами вятичи высказались против возвращения своему городу его исконного имени… Вспомним: Ленин и Сталин повинны в убийствах миллионов своих же соотечественников, среди этих жертв и Царская Семья, и святые Новомученики Российские, что были зверски убиты. Эти ужасы должны быть осознаны нашим народом. Того требует наше признание и прославление подвига Новомучеников. В Германии достаточно быстро осознали злодеяния Гитлера. Почему же в России до конца не осознают трагедию революции, и не осудят палачей, ее породивших – и ей порожденных?

Непогребенное тело Ленина, все еще пребывающее в самом центре русской столицы – это, быть может, главный символ русского поражения, развала Исторической России. Представим себе, что в Берлине высится монумент на гробнице Гитлера, — того, кто привел Германию к сокрушительному поражению, сделал ее притчей во языцех на века, — а немцы, глядя на этот монумент, считают его символом победы. В 2017 году должно быть сделано все возможное, чтобы тело Ленина наконец убрали с Красной площади.
Нам пора научиться понимать смысл собственной истории.
В феврале наступающего года Архиерейский Синод обратится с особым посланием к столетию Русской Смуты ХХ века. Но вскоре отметим мы и радостную дату. Ранним летом 2017 года в Мюнхене состоится очередной Архиерейский Собор, и по окончании его соборяне отправятся в Москву, на торжества по случаю 10-летия восстановления единства Русской Православной Церкви, и торжества эти возглавит Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Предположительно, торжества выпадут на день всех Святых, в Земле Российской Просиявших – на Праздник духовной Русской Победы.
abg_1

abg_2

abg_3

abg_4

abg_5